Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о книгах (список заголовков)
22:27 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Я бы ни за что не угадал, какого времени цитаты, прямо мой любимый Киньяр:

- Я облечен в синий плащ, сотканный из шести направлений, с изображениями, плавно текущими по одеянию: тысяча разнообразных цветов, желтый жасмин, дикий ирис. Зеленые тропки сада, прекрасные лица на улице, я состою из этой красоты — эфирная эссенция, розовое масло, смолистый бальзам, жизненная сущность, я — мыслящий сок цветов.

- Каждый миг эта чаша видения наполняется видениями. Вот мое вино. Я пью текущий миг, и в моих жилах, теле, голове — распускаются цветы. Это и есть здоровье. Все иные ощущения — болезнь и мертвечина.

- Я вижу сущность бытия в том, чтобы жить, — это как вода, текущая сюда из незримого, затем обратно. Мои чувства знают: они из ниоткуда и уйдут в никуда. Мне ведом один шаг: из бытия в ничто и из небытия сюда.

- Наше дело помочь собственным телам стать чистым светом. Может показаться, что этого не происходит. Но в коконе шелкопряда каждая частица слизи, выделенная червем, обращается в шелк. Когда мы вбираем свет, каждая наша частица обращается в шелк.

- Боль и трудности — как весенние грозы: сверху — покров тьмы, под ним — цветы и смех. То, что страшит тебя более всего, уже случилось. Скорлупа, что содержит тебя, уже дала трещину.

А это

@темы: О книгах, Цитаты

22:20 

Опыты поминальной риторики

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Хорошую толстую книжку тут прочитал - Александр ГОЛЬДШТЕЙН. РАССТАВАНИЕ С НАРЦИССОМ. ОПЫТЫ ПОМИНАЛЬНОЙ РИТОРИКИ, потом о ней че-нить напишу, а пока выбрал тут цитаты помрачнее, в соответствии с нынешним настроением:

- В проекции человеческого бесконечность равняется смерти, не жизни.

- Абсурдно гадать о судьбе уцелевшего Вертера, потому что Вертер и есть тот, кто стреляется

- «Что мне вредит? Ощущение истории. Всеобщая мерзость, в которой моя личность еще хуже. Всеобщее гниение. Я отрицаю историю, но вот, она подавляет меня», — писал Я. Друскин, который к тому же зафиксировал особое состояние, названное им «игнавия»: не просто уныние, и не тоска, и не просто вялость, а интерес к интересу, которого нет, невозможность реализовать то, что есть, усилие, заранее обреченное на неудачу, борьба при явном перевесе сил противника; впрочем, игнавия не поддается определениям.

@темы: О книгах, Цитаты

14:58 

Новости науки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
1. Декабристы отнимают у Иосифа Бродского 360 ведер водки.

Из жж I-Latta Nyarova Ciryana: "Читая про восстание Черниговского полка обнаруживаю потрясающую подробность: после подавления восстания и сбора жалоб с населения выясняется, в частности, что трактирщик Иосиф Бродский сожалеет о реквизированных у него восставшими солдатами 360 ведрах водки."




@темы: История, О книгах

18:30 

Константин Вагинов. Гарпагониана

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вагинов - один из моих любимых русских писателей 20 века.

Как обычно у В., герои - мечтательные и безответственные мерзавцы, бездельники, бывшие и лишние люди, которым в этой жизни места нет, слабые, безвольные, которым еще крышу сдвинула дикая мораль 20х годов, но каждый со своим талантом, сверхценной идеей, жизнь в воображении реальнее, чем в реальности ("деньги вас не интересуют, служебное положение вас не интересует, удобства жизни вас не интересуют, слава в вас вызывает отвращение, старый мир вы презираете, новый мир вы ненавидите. Стать циником вы тоже не можете"). Очень мне все это близко. И потом у него много о природе творчества такого, что еще никто не писал (в "Трудах и днях Свистонова" да и здесь тоже, только не прямо). Чем-то похож на Веничку Ерофеева, также мил, добрый и слабый.

Тема снов. Тут один из барахольщиков торгует чужими снами:

читать дальше


В пьянстве он тоже толк знает:

"Выпустили водку, все живое и нализалось. Лошадь травку щиплет, а травка уже проспиртовалась, пощиплет, пощиплет, - танцевать начнет, хвостом будто от мух отбивается, подымет голову, прислушается - ржать с аппетитом начнет, а затем по улице носится пьяных кур-петухов и людей давит. Пьяный ворон на ветке сидит и вдруг свалится и из травы встать не может. Собака подойдет, хочет схватить птицу, а ноги у нее разъезжаются, а кругом стрельба, кто девицу тащит, кто комод волочет, кто пуд сахару, кто с осовелыми глазами золото требует, кто немцев языком громит, кто себя страдальцем за Русь святую и вшивым мясом называет. Козявки и те пяны были. С грязью водка текла. Было время, чистого спирту попили".

* * *
Еще байки из Вагинова. Очень здорово время показывают. Он умер в 34, и писал, соответственно, о 20х годах. Это время накрепко забито последующими сталинскими годами и романтичными фантазиями шестидесятников, а оно было совершенно уникальным по вывернутой наизнанку морали и т.п., шизофреническая дичь. В литературе совсем немного осталось - "Гадюка" Толстого, Лавренёв, Лев Гумилевский, Собачье сердце, ну и воспоминания некоторые.

Несколько баек из Вагинова, в разном стиле, уголовном, героическом, солдатском, коммунистическом


А еще Вагинов несколько дворовых песен приводит. Думаю, это он их и сочинил. Слишком уж они комичные, выверенные. Вагинов у Гумилева учился вместе с Василием Федоровым, автором «Бубличков», так что это у них давняя традиция – народные уличные песни сочинять.

Пример песенки, там таких полдюжины

@темы: Цитаты, О книгах

16:31 

1913 год. Еще немного цитат с картинками из книжки Иллиеса

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
- В Вавилоне обнаруживают храмовое сооружение Этеменанки: это – легендарная Вавилонская башня

- Райнеру Марии Рильке плохо в эти последние дни декабря в Париже. Он пишет: «Не вижу ни одного человека. Сначала были морозы, был гололед, теперь идет дождь, все течет – это здесь называется зимой, без конца то одно, то другое. Хватит с меня Парижа, на нем какое-то проклятье». И затем: «Мне бы сейчас хотелось быть словно без лица, словно свернувшийся еж, который раскрывается лишь вечером в городской канаве, выбирается из нее осторожно и упирается мордочкой в звезды»

- Впервые в 1913 году на небе целиком наблюдается созвездие Стрелы. Южнее Лисички и севернее Орла, четкая, ярко сияющая Стрела летит прямо в Лебедя. Все взгляды прикованы к небу. Созвездие получило свое имя от опасной стрелы, которую, согласно мифологии, выпускает Геракл. Но Лебедю опять повезло: Стрела пролетает мимо.

Еще немного цитат с картинками

@темы: Цитаты, О книгах, Картинки

22:13 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Я спутал Сунь Цзы с Лао Цзы, и нет мне прощения. Как теперь жить? Как смотреть людям в глаза? Ломаю руки у темного окна и если б не электронная пыхалка, то убежал бы во тьму к змею урбороссу - пусть сожрет меня вместо того, чтобы свой хвост жевать в районе Самотёки. А так - покуриваю и думаю, что надо бы убить всех свидетелей моего позора, пока они не разболтали остальному миру, а можно наплевать и забыть – все равно никто, кроме Иннокентия, не отличает одного от другого, а Иннокентий – мудак и ненавидит меня без всяких там Лао Цзы.

Я ужасный человек, я знаю. Я наряжаю Чижа в свитер с оленями, надвигаю ему на голову колпак с помпончиком, а потом ржу над ним в покат, дразню, что он похож на девочку и называю трасвеститом.

Читаю очаровательную книжку: ФЛОРИАН ИЛЛИЕС. 1913. ЛЕТО ЦЕЛОГО ВЕКА. – Документально-калейдоскопический стиль: украдена Джоконда, найдена Нефертити, Кафка влюблен, у Манна удар, мертвая петля Нестерова и прыжок Лутца, в Вене Франц-Иосиф, Сталин, Гитлер и Троцкий. Лу Саломе у Фрейда и пишет Рильке: «Мне кажется, тебе необходимо страдать», Рильке пишет Дуинские элегии, а Фрейд об отцеубийстве. «Закат Европы» Шпенглера, «По направлению к Свану» Пруста, Аста Нильсен, «Весна священная», «Сыновья и любовники», роман Альмы Малер и Оскара Кокошки, у Пикассо умирает отец и любимая собака, Камилла Клодель попадает в дурку на 30 последующих лет, Георг Тракль в поисках сестры, в которую влюблен, Готфрид Бенн встречается с Эльзой Ласкер-Шюлер, Кафка обхаживает Фелицию и т.д. и т.п. Всё очаровательно.

Немного цитат

@темы: Если дело дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все, Жизнь, Жопа, вид спереди, О книгах, Цитаты

22:19 

ЛИ ШАН-ИНЬ. ЦЗАЦЗУАНЬ

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Очень люблю такой жанр после Сэй-Сёнагон. Самое оригинальное и интересное в начале, чем позже – тем банальнее.

"Убить красоту:
кричать: «Едет начальник!», когда любуются цветами; расстелить циновку на серебристом мху; обрубить ветви плакучей ивы; сушить штаны на клумбе; под барабанный бой и завывание флейт совершать прогулку в горах; зажечь светильник при луне; при красавицах на пиру вести разговор о повседневных делах; превращать сосновый лесок в нужник; развести огород во фруктовом саду; построить пагоду так, чтобы она заслоняла вид гор; развести кур в цветнике; измарать стишками прекрасную скалу.

Невыносимо слышать:
страннику жалобный крик обезьян по ночам; плач старика отца по сыну; крик сороки, предвестницы счастья, когда провалился на экзаменах; весть о внезапной смерти человека, только что выдержавшего экзамены; рев животных возле дома мясника; крик кукушки в дождливую ночь; донесение из пограничного района о поражении; как развратник-кутила рассказывает непристойности.

Не научишься:
хорошему голосу; силе; изяществу; бесстыдству; рожать только сыновей.

Пропадают:
пора цветов, когда болен; прекрасная погода, когда занят делами; красавица жена у евнуха; праздничный день у бедняка; хорошее хозяйство в недружной семье; редкие цветы и деревья во дворе бедняка; красивый пейзаж, когда не приходят на память стихи; роскошный дом, если не устраивают в нем пиров.

Кажется,
зимой — что зеленое платье холодит; летом — что от красного так и пышет жаром; когда входишь в храм и видишь богов — будто здесь черт притаился; когда смотришь на толстую монахиню — что она беременна; когда видишь тяжелый занавес — что за ним кто-то прячется; возле дома мясника — запах крови; когда глядишь на родник — что веет прохладой; при виде слив мэй — что кисло во рту.

P.S. С 17 века женщины только о забинтованных ногах думают, все сравнивают с ними, это фокус их жизни – дурной запах, когда разбинтовывают, красивые башмачки, боль при ходьбе и насмешки над большеногими.

@темы: О книгах, Цитаты

14:47 

Гражданская война, а не вишневый сад

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Хотел бы я это почитать! Уволок в ЖЖ у Rotten Kepken:


"Извините, это я так. Просто все вокруг пишут какие-то фантастические романы - само собой, я начал придумывать: а как бы я написал?

Ну, если я сойду с ума, то непременно напишу фантастический роман, и чтобы дизельпанк, и альтернативная история, и пафос с превозмоганиями, и вообще многих убьют и будет жалко, а ещё вы не докажете.

Сеттинг... сеттинг ясен. Гражданская война, конечно. А вообще в этом моём романе непременно будут:



@темы: Можно сделайт отлишни шушель, О книгах, Цитаты

22:52 

Мрачное про всё

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Сегодня солнце на пару часов выглянуло – давно не видались. Миловидные жестяные котики на крыше дома видны. Вечером лужи заледенели, как потрескавшиеся пятна лака. Цвет и фактура жухлой травы. Как ворона клевала дохлого голубя – уже второй день – грудная клетка раскрыта и уже пуста. Упаднический Бунин вспоминался: «Синий ворон от падали алый клюв подымал и глядел. А другие косились и прядали, а кустарник шумел-шелестел. Синий ворон пьет глазки до донышка, собирает по косточкам дань... Сторона ль ты моя сторонушка, вековая моя глухомань». А еще вчера валялся дохлый крысёныш, такой вытянутый в смерти, что был похож на маленького крокодильчика, я даже глаза протер - еще крокодильчиков мне не хватало.

ДАЛЬШЕ ТОЖЕ ВСЕ МРАЧНО И УНЫЛО

@темы: Жизнь, И на луну не голоси, О кино, О книгах, Политика, Сны, Стихи, Цитаты

17:57 

Идеальное

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Безудержные мечты.


@темы: Цитаты, О моей книжке, О книгах

17:38 

Происхождение древнемакедонского, спор цветов, пределы Эроса и скифы

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вместо того, чтобы править, читал разные статьи из сборника "Античная балканистика".

Выписки скинул в сообщество, чтобы оно не сдохло

@темы: Александр, О книгах, Цитаты

00:47 

Смесь про книжки и фильмы

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Чудесный фильм посмотрел - «ГЕРОИЧЕСКАЯ»/Eroica, 2003. – 8/10

О первом исполнении Героической симфонии Бетховена. Не оторваться. И все так тонко, без лишнего пафоса – его в музыке достаточно. И люди все живые, от прелестной графини Брунсвик до старого валторниста и кухарок, над которыми звучит траурный марш. Хочу дальше смотреть фильмы о музыке и записи концертов, вроде "Репетиции оркестра", "Осенней сонаты", "Амадея", "Синего". Но где ж их взять? Пока наметил себе "Фадо" Карлоса Сауры и "Пину".



* * *
Сегодня подсчитывал, сколько я всего написал.

Подсчёты

* * *
Читал Киньяра "CARUS или ТОТ, КТО ДОРОГ СВОИМ ДРУЗЬЯМ". - Сперва книжка меня бесила. Мужик в депрессии, его друзья ходят к нему утешать, повторяющиеся изо дня в день жалобы, что он в черной пустоте, что ему больно жить, друзья – кто граммар-наци, говорит только об ошибках в французском, другой поливает подружку, которая его бросила, и так день за днем. Копание в нюансах своих ощущений, гастрономические услады, цитаты, не поймешь то ли реальные, то ли самим Киньяром сочиненные. Прям хотелось всех этих парижских буржуа-интеллектуалов-гурманов-эстетов на какие-нибудь стройки социализма заслать. Но все равно читал, п.ч. мне ужасно нравится, как он пишет, я хотел бы у него учиться тому, как надо писать. А с середины стало захватывать, темы укрупняться стали, и все больше очень близкого.

Вот, например, я просто офигел, что кто-то тоже этим занимается:

«Около четверти часа повторяю все то, чем был занят мой предмет в данный день. Полностью самоустраняюсь, чтобы он мог занять мое место. Другими словами, я как бы умираю, предоставив свое тело умершему, чтобы он прожил в нем хотя бы такой краткий миг… А когда эта быстрая метаморфоза заканчивается, я вписываю в свое расписание встреч нашу призрачную встречу, и знаете — иногда к вечеру она всплывает в моей памяти как единственное более или менее ценное воспоминание, сохранившееся от этого дня…"

Ну и еще немножко цитат:

"Прочел в переводе, принесенном Карлом, про Ото-мо Якамоти, который после смерти своей жены — в 754 году, как гласило тщательно составленное примечание, — сказал, что от нее на земле ничего не осталось и что когда он думает о ней, то не может говорить. Что его горе не имеет названия и ему невозможно произнести имя жены — так он боится осквернить его своею болью. Он говорил также — прибегнув к самой гиперболической форме признания, — что, будь она еще жива, он не решился бы даже на миг отпустить край ее одежды и они никогда не расставались бы, живя бок о бок, как утка и селезень, плывущие по воде."

"С. была способна с головой уходить в то, что испытывала. Страх обострял ее восприятие окружающей действительности. И тогда у нее начинало болеть сердце, и она, делая вид, будто уступает, целиком перевоплощалась в звуки — то в треск какой-нибудь ветки, схваченной морозом, то в резкий, сухой скрежет льда, сковывающего воду, которая последним усилием выбрасывает наружу мелкие лужицы. Зимой она была гулом тишины, непрестанным шуршанием снежных кристалликов, которые слипаются, меняют форму, рассыпаются и тают, преображаясь в воду."

"На прошлой неделе купил книгу Маргариты Поретанской. Вечером прочел ее. Одна страница начиналась с фразы: «И не так она опьянилась тем, что испила. Но весьма опьянялась и более чем опьянилась от того, чего никогда не пила и не выпьет…»


Кстати, новая книжка Киньяра вышла - "Тайная жизнь". Походу, что-то похожее на его "Секс и страх" (восхитительная книга, одна из моих любимых).

@темы: Музыка, О кино, О книгах, О моей книжке

14:48 

По поводу никитинской гусеницы. Техническое

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
То, что Никитин ругает – в пределах предложения или абзаца, - я считаю нормальным русским языком и ритмообразующим элементом. А вот я бы гусеницей обозвал последовательное повествование от первого лица типа: описал обед, о чем говорили за обедом, герой вышел на улицу – описал погоду, встретил друга, диалог на тему запланированных событий, «хороший человек Васька, всегда выручает», пошел покупать цветы для любимой, подумал о своей любви, встретил подругу, описал внешность, диалог об отношениях, и т.д., шаг за шагом, логично, без перебоев, отступлений, ретроспекций. Я как раз сейчас с такого типа своим черновиком борюсь – такая дрянь. Не знаю, как это назвать. Линейное и логическое повествование в одном темпе и нейтральном тоне, строгое следование сюжету, «просто рассказываешь историю». Очень меня бесит. Это и от третьего лица уныло, а уж от первого вообще лажа.

И даже не в монотонности дело, а п.ч. это неправильно, это протокол слежки, а жизнь не такая. Действие в жизни – рваный пунктир, большая часть на автомате, и в голове не «я иду к любимой с букетом», а черте что. На любое действие наверчена вся человеческая жизнь и мир вокруг. И действие вообще не главное. Важно, не «он двинул мне в рыло», а страх и боль, не «я вломил ему в ответ», а триумф и злоба.

В общем, полифония должна быть, это и в третьем лице необходимо, человек не на листе бумаги живет, а погруженный в мир по уши, сразу во многих слоях, а не на плоскости, и мысль и чувства в нем одновременно обо всем, наплывающие и сбивающиеся, диалог внутри погоды и новостного потока, детство внутри настоящего, обед внутри влюбленности, всё во всем. И непременно должны быть ружья, которые не стреляют, это придает миру объем, непредсказуемость, реалистичность.

Это я все о романе, но даже короткий пост в дайри хорош, когда он внелинеен. Собственно, посты в дайри ниачом, даже копипаста, гораздо точнее жизнь описывают, чем линейное описание собственных действий.

@темы: О книгах

23:54 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
На улице холодная сухая осень, можно приставить ей лицо с тонкими злыми чертами и стиснутыми накрепко зубами, ей бы пошло. Нужно лучшие куски жизни закатывать в банки, как варенье. Чтобы когда взгрустнется, пробовать по ложечке. Сейчас бы я с удовольствием что-нибудь такое крыжовенно-клубничное навернул. Это я к тому, что не надо дневник запускать. И побольше хорошего писать.

С чего это меня на сказочный тон потянуло? Так, глядишь, обрасту бородой и поганками.

* * *
Правлю понемножку. У меня там такие заморочки: в том, что касается религии в Македонии я добавлял побольше фракийских черт, а в том, что касается воспитания – добавляю дорийских - спартанские и критские элементы. Потому что нехрен афинскую ментальность копировать для Македонии, оно бы, конечно, легче и в тренде, но скучно, надоел образ античности в стиле Альма-Тадемы, Ефремова, Оливера Стоуна и т.д. Чувствую недостаток образования, надо побольше почитать про праздники в античности, литургии, воспитание.

* * *

А когда был лютый неписец читал дурацкую книжку - НАТАЛЬЯ ГАРБЕР. КАК ПИСАТЬ В 21 ВЕКЕ. Такая фигня меня обычно слегка стимулирует.

Ругаюсь на книжку


Кино смотрю много, больше, чем читаю.

3 фильма

@темы: Жизнь, О кино, О книгах, О моей книжке

00:12 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Очень меня разочаровывают научные статьи на античные темы. Жду чего-то интересного и точного, а там ни фактов новых, ни свежих мыслей. Вот еще одну прочел.

Унылая критика унылой статьи, просто не могу молчать.

Зато отличную книжку сейчас читаю об афинских эфебах и многом другом - Видаль-Накэ "Черный охотник. Формы мышления и формы общества в греческом мире". Больше всего я люблю французских историков, у них не плоскостное описание происходящего, а погружение в глубину человеческого сознания, как мир выглядело изнутри древнегреческой головы, а не через 2,5 тыщи лет снаружи.

@темы: О книгах, Александр

18:54 

Бумажные тигры

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел тут еще один рассказ Элиота Уайнбергера «Бумажные тигры». Мне очень нравится этот автор, с удовольствием читал бы его много, но пока нашел только несколько небольших рассказов. Вот бы кто перевел побольше. Вообще-то, он явно следует Борхесу - рассказы как филологические или культурологические исследования, состоящие из множества цитат. Борхеса я сейчас не очень-то люблю (литературно блестящий, но идейно вызывает досаду). А Уайнбергер совсем не раздражает.

И вот несколько тигриных историй и метафор из его рассказа:

* * *

«Еще в 18 веке существовало поверье, что поймать тигренка (а это единственный способ пополнить зверинец) можно лишь способом, описанным почти 2000 лет назад Клавдианом: тигренка нужно выкрасть, и, унося его, разбросать за собой осколки зеркала. Тигрица, обнаружив пропажу, тут же, конечно, бросится в погоню, но женское тщеславие ее столь велико, что она непременно остановится перед зеркалом, чтобы полюбоваться своим отражением, и совершенно забудет про детеныша.»


@темы: О книгах, Цитаты

00:53 

О роковой графине О Рурк, Марии Тарновской

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
О серебряном веке я уже, кажется, всё на свете прочёл, а тут попалась книжка о о Тарновской – о ней в мемуарах несколько раз упоминалось, ну я и решил разобраться, в чем там с ней дело было.

Читал и под столом валялся, п.ч. эта Тарновская - чудище обло, огромно, стозевно и лаяй. Значит так:

Сперва она довела до самоубийства брата мужа. Потом одного любовника заставила застраховать жизнь в ее пользу и застрелиться. Другого любовника натравливала на мужа, тот вызывал его на дуэль стопицот раз, но робкий муж предпочел шмальнуть в него без всякой дуэли, убил и вроде бы отправился на каторгу. Третьего любовника (не по счету, их там десятки были) она заставляла во время спектакля прыгать из ложи на сцену, не спрашивайте, зачем. Он был адвокат, бросил жену с тремя детьми, присвоил деньги клиентов, чтобы вывезти мадам за границу, страховаться и стреляться не захотел (а она настаивала), вместо этого разработал план, как убить ее четвертого любовника (отравленным кинжалом на венецианской улице). А у четвертого любовника была больная жена, которая, когда была здоровой, тоже была любовницей Тарновской, а потом Т. ее отравила, чтобы не путалась под ногами, и заставила мужа себя обеспечить. Затем появился пятый любовник (внук Тургенева, который стал декадентом после того, как его огрели веслом по башке). Тарновская добавляла трэша, прижигала его бычками и скакала на нем верхом, стегая плеткой, потом заставила поклясться на могиле матери, что он убьет ее четвертого любовника, что он и сделал. И тут их всех замели.

Возможно, я что-то упустил. Были еще симуляция самоубийств, подложные телеграммы, браслет, положенный в гроб, эфир и гипноз, Захер-Мазох, преданная горничная, куча детей и посвященные мадам стихи Северянина. Не удивительно, что по паре обмолвок о Тарновской в мемуарах я не мог разобраться, кто кого там грохнул.

Бедные итальянские полицейские, которые в этом всем разбирались (еще с русского приходилось переводить). Итальянские адвокаты убеждали публику, что русские все не совсем нормальны, а графиня в детстве покусана бешеной собакой. (Без шуток, всё запротоколировано.)

Сбежались на суд все – Габриэль дАннунцио, Дягилев с Мизей Серт, Эдгар Дега, Режан и т.д. Кстати, один из любовников Тарновской – Комаровский, а у него сын Евграф. Ну чо, Пастернак явно тоже читал материалы судебного процесса.

Отсидела она лет пять, потом явилась перед публикой в черной вуали, сказала, что «любовь – это боль», и отвалила в Аргентину с очередным любовником.

По-моему, все это ужасно смешно. Все эти сбрендившие малороссийские помещики вульгарны, как лакеи, а роковая Цырцея потом явно реинкарнировалась в Волочкову или Божену.

Иллюстрации


:ps: Мадам, кстати, была модельного роста, итальянские полицейские ей по плечо. И, хоть и не фотогенична, но, судя по всему, действительно хороша, на Ксению Раппопорт похожа. Висконти собирался о ней кино снимать, но денег не нашел.

@темы: Я такой нежный, нах мне это показывают?, О книгах, Можно сделайт отлишни шушель

16:51 

Разные цитаты

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
В основном, из Головина вытащил.

«Если ты хочешь знать, как произошли эти вещи, спрашивай об этом у желания, а не у разума; у тех, кто горяч в молитве, а не у школьной учености». (Отто «Святое»)

Согласно Данте, «увиденный снег темнее, увиденная стрела летит медленней.»

Скульптор, художник, поэт стараются угадать «дух» или «божество» той или иной субстанции. В деревьях несомненно живут дриады, в камнях – диэмеи, в ручьях – нимфы и тритоны. Умирающий от жажды путник бродит по берегу, разглядывая неподвижные хрустальные волны в малиновой позолоте заходящего солнца, его отчаянье разбивается роскошным многоцветием, дивной формальной роскошью и – кто знает? – из подводной глубокой синевы протянет руки: Она. Вероятно, путник скорее умрет, нежели дождется такого счастья, но это пустяки. Не душа в теле, но тело в душе, сказал Уильям Блэйк. Мертвое тело путника останется легким изъяном на периферии души, быстро проходящим изъяном.

у Агриппы д'Обинье: «Мадам, ваши чувства мне безразличны. Мне достаточно только моей любви, и этот огонь никогда не дает дыма.» Хочет ли поэт сказать, что достаточно ее образа в закрытых глазах?

Мысль только призрак чувства, умирающее чувство, белесая, слабая жизнь. (Новалис)

Дихотомия жизни и смерти, мажора и минора в христианстве обострена до крайности. Отсюда уникальность миссии Христа, ужасающе серьезный характер христианства и весьма сложный процесс инкарнации, напоминающий образование жемчужины в некоторых практически закрытых раковинах-жемчужницах. По легенде, жемчужина зарождается, когда на раковину падает отблеск молнии либо капля росы. (Головин)

Для Беме Бог-Отец – молчание, то София – напряженное, беременное Словом молчание.

«Люди-жабы, люди-крысы, люди-пауки, сколько их вокруг! И станут люди холоднее жаб и хитрее пауков». И далее у Беме пассаж, более понятный сейчас, нежели в семнадцатом веке: «И обретет человек муравьиный лик и скажет: нет бога и богов, а есть соломинка на спине. И хорошо бы нагрузить этой соломинкой чужую спину.»

@темы: Цитаты, О книгах

12:05 

"Священная книга оборотня"

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочёл, наконец, "Священную книгу оборотня" Пелевина. Душевно. Над пёстрой коровой прям рыдал.

"Словно я лично знала эту пеструю корову, которой дети жаловались на свои беды, которая устраивала для них незамысловатые чудеса, а потом тихо умирала под ножом, чтобы прорасти из земли волшебным деревом – каждому мальчику и девочке по золотому яблоку…
В сказке была непонятная правда о чем-то самом печальном и таинственном в русской жизни. Сколько раз уже резали эту безответную корову. И сколько раз она возвращалась то волшебной яблоней, то целым вишневым садом. Вот только куда подевались яблоки? Не найдешь».

И еще про пёструю корову

@темы: Цитаты, О книгах

15:58 

Остатки дачного дневника

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Воскресенье, 27 августа


Облака на небе – как снимок грудной клетки. А мы – на месте сердца.

* * *

«Ни сушей, ни морем, не сможешь ты найти дорогу к гиперборейцам, так пророчествовали о нас одни умные уста» (Ницше). Он тоже не смог найти дорогу, п.ч. Гиперборея - страна на север от Скифии, так что это мы, а немцы пусть не примазываются.


@темы: Цитаты, Сны, Политика, О книгах, Жизнь

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная