• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о книгах (список заголовков)
17:31 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
16 мая, суббота.


Очень похолодало, ливень день и ночь, даже когда я на улицу выхожу. Злой ветер. Трава под водой, как водоросли, такая нежная, промытая, русалок бы туда пустить, на зеленые подводные луга.

Тяжелые веки. Луплюсь на белый свет, как филин.

Святую деву Пелагию сожгли в медном быке. Тело ее расплавилось и превратилось в миро, наполнив благоуханием весь город. А кости ее охраняли львы.


@темы: Жизнь, Картинки, О книгах, Сны, Стихи, Цитаты

21:20 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
А вот еще яблоня:





10 мая 2015 года


Еще сыро, в канавах - болото, вишни уже цветут, но еще совсем по-юному, бутоны еще в кулак сжаты.

Вспоминал, как вчера на параде самолеты летали на фоне великолепных облаков и туч. Белые лебеди. И про то как в Париже под Триумфальной аркой у Лувра я увидел приближающееся звено истребителей, потом прямо над головой пролетели бомбардировщики, и еще, еще. "Москву бомбить!" - вот что я подумал изо всех сил, а не про их фиговый парад в день взятия Бастилии. А на следующий день на параде посмеялся над зуавами в тапочках и с топорами.

Дача - всегда возможность начать новую правильную жизнь. Попробую.


@темы: Жизнь, И на луну не голоси, О кино, О книгах

14:49 

Про Есенина

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Про Есенина у Быкова понравилось. Тут у меня с ним вкусы сходятся. Больше всего у Есенина я люблю «Пугачева» и лет в 16 знал его наизусть, да и сейчас могу здоровенными кусками цитировать. Чумаков, Бурнов и Творогов перед предательством – какой восторг! Во всем видна избыточная щедрость таланта.

А мой самый близкий друг, который сразу после школы загремел в дурку и очень редко оттуда появляется, знал наизусть «Страну негодяев», и я тоже проникся Чекистовым и Номахом, Платовым и Щербатовым и вальсом «Невозвратное время». На мой взгляд, «Страна негодяев» сильнее всех пьес Маяковского.

«Где то хрипло и нехотя кукарекнет петух, в рваные ноздри пылью чихнет околица, и все дальше, все дальше, встревоживши сонный луг, бежит колокольчик, пока за горой не расколется. Боже мой! Неужели пришла пора? Неужель под душой так же падаешь, как под ношей? А казалось, казалось еще вчера… Дорогие мои… дорогие… хор рошие…»

Мой бедный сумасшедший друг рассказывал, что эти слова Пугачева «Дорогие мои, хорошие» - так Антонов кричал, когда ему свои руки крутили. Не знаю, откуда он это взял. На самом деле Антонов с братом отстреливались от чекистов до последнего патрона и были убиты в перестрелке. Должно быть, легенда, как про Колчака, который пел «Гори, гори, моя звезда» на байкальском льду перед расстрелом. Пусть так и будет.

@темы: О книгах

15:46 

Филологическо-дилетантское

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
ДМИТРИЙ БЫКОВ. АНГЕЛЫ И ДЕМОНЫ МИХАИЛА ЛЕРМОНТОВА.

С Быковым у меня такая фигня. Он типа указывает на что-то пальцем и говорит: «Смотрите, какой веселый бурундук», я внимательно смотрю и вижу там мрачного крокодила. Ну где бурундук, где? Вот и с Лермонтовым также.

Вот он что увидел в "Морской Царевне":

Быков: Стихотворение, «самое трагическое во всей его лирике, может быть трактовано на двух разных уровнях. Первый – самый простой – это та самая любовная удача, которая сопровождает и Лермонтова, и всех его любимых героев на путях. Это неотразимость сознающей себя силы, неотразимость путаницы, которую этот человек вносит в чужую жизнь, неотразимость его неприкаянности, его абсолютно бесцельных, даром растрачиваемых способностей – всего того, что женщина так любит, понимая, что этот человек не может принадлежать ей до конца. Вот она любовная удача и вот то, чем она оборачивается, потому что вытаскиваешь-то ты чаще всего на берег «чудо морское с зеленым хвостом», с которым теперь непонятно как жить.
Вторая: Мне кажется, здесь поймана та глубочайшая сущность искусства, которая сначала соблазняет своей младой главой, синими глазами, перлами брызг – чем угодно, а потом оказывается вот этим страшным морским чудовищем, которое губит тебя целиком или гибнет вместе с тобой. Ведь, в сущности, что он вытаскивает из воды? То, что его соблазняет, то, что манит, то, чем он хотел бы обладать и обладает в результате.»


Я: Ну блин, я тут вижу на первом уровне как мужик не ценит влюбленную женщину и губит ее, выставляя на смех (печоринско-лермонтовские развлечения – с Сушковой он приблизительно так и поступил), а потом погубитель еще и всласть страдает, типа он теперь сирота - это любимый лермонтовский сюжет. На втором уровне – что любовь в глазах «света» превращается в чудовище и умирает (тоже полно параллелей в других стихах, одна из любимых тем). На третьем, что вообще все сакральное не следует тащить из глубины на публику, профанация - останешься с неведомой фигней вместо Божьего дара.

И так постоянно.

Быков: «мы переживаем сегодня 1848–1849 годы, эпоху зарубежных революций, глубочайшего внутреннего застоя»

Я: - На мой взгляд, как раз за рубежом сейчас застой, уже вполне маразматический, все идеи провалены и превращены в свою противоположность, а новых не возникает, с нашей же стороны как раз движуха, попытка нового мирового передела.

Быков: «Герой с фамилией – «ский» очень редко бывает удачлив и положителен. Он всегда немного Бельский, Вольский, что-то в нем немного не так. Хорошие герои кончаются на – ИН – это герои такие, враждебные человечеству и злобные, и на – ОВ – это герои добрые и симпатичные. Это такие варианты, как Левин, Каренин, а Вронский… вот что-то в нем все-таки не то, что-то в нем не наше, да? А вот Нехлюдов – он совсем хороший»

Я: - Блин, ну в чём Левин враждебен человечеству и чем он хуже Нехлюдова. И почему Вронский – не то, а Каренин – самое то? Вопрошаю возмущенно, п.ч. у меня Вронский на пару с Печориным – любимые герои.

Быков: «Сентиментальность и жестокость – русские добродетели».

Я: - Да ну?

Тем не менее, у Быкова много интересных замечаний, которые включают мозги.

Ну и к спору о «Прощай, немытая Россия».

@темы: О книгах

00:37 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Замечательный проект "Прожито" - дневники 20 века. Огромная благодарность not a cookie за информацию и участие в этой работе.

@темы: О книгах

12:52 

Немножко о кастратах

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочитал тут интересную и толковую книжку - Пьер Барбье. "История кастратов". Это в основном об итальянских певцах. Автор, кстати, заметно тоскует по тем временам, и мечтает, что когда-нибудь мы все же услышим ангельское пение кастратов (ну типа спешно начинать учить пению мальчиков, которые перенесли такую операцию чисто по медицинским показателям). И вот пук выписок:

- Да и как нам понять отношение к кастрации, раз ни один из великих кастратов не поделился с нами своими подлинными чувствами? Считал ли он сам произведенную над ним операцию личной трагедией? Не бывала ли эта операция порой оправдана призванием или «природой», для которых традиционное различение мужского и женского оказывалось неважно? Мы ведь знаем, что кастраты Карестини и Салимбени, например, просто хохотали, если кто-то им сочувствовал, — но были эти двое правилом или исключением?



P.S. Кстати, до России кастраты тоже добирались: греческий кастрат Мануил перебрался в Россию и основал в Смоленске певческую школу. Когда в 1136 или 1137 году в Смоленске была основана епископская кафедра, этот же грек Мануил ее возглавил.

@темы: О книгах, Цитаты

15:33 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
День рождения я провел, читая "Восточную политику Александра Македонского". Не самый плохой вариант. (Праздновали на Вербное). Закончил еще маленький кусок, сегодня или завтра, может, выложу. А мне на день рождения планшет подарили, очень милый, я его сам выбирал. Я на него скачал хороший редактор и теперь смогу на даче дальше править и книжку свою и летом выкладывать. Правда, все равно по выходным - не хочу интернет на даче, ну его.

ПРО КНИЖКИ

ПРО КИНО

О БЕЛОГВАРДЕЙСКИХ ТЕРАКТАХ

@темы: О моей книжке, О книгах, О кино, Жизнь, Белое дело

21:49 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Волнующий сон снился про очень глубокую яму в земле. Она была рядом с домом, множество людей ходило рядом, и я тоже, по сто раз на дню ее перепрыгивал, обходил, в последний момент отдергивал ногу. Туда постоянно кто-то падал, но это воспринималось как судьба. Если яму закрыть или поставить какие-то ограждения, она это сжирала и расширялась, от этого только хуже становилось. Так что нужно было просто принимать ее, как данность.

Мой дом еще примечательный – черная избушка, окна из земли, но внутри очень милая, светлая, стильная, на окне яблоки, кошка, герани. Прежде это был дом Марьи Тимофеевны Лебядкиной, а мне по наследству достался (типа она моя бабушка, что ли). Рядом же – обычные городские многоэтажки, типовая школа, а дом между школьным забором и шоссе, на маленьком пустыре в тополях, где люди с собаками гуляют и бомжи водку пьют. А мой домик вроде бы и на дороге, но в стороне, забор с обеих сторон в лопухах, крапиве, и какие-то плотные заросли. Посторонние ко мне не лезут, дурная слава, что ли, и яма эта как раз между мной и пустырем…

И ко мне ходят в гости некие мамлеевские персонажи, то ли оккультисты, то ли юродивые, тетки какие-то в русском стиле со звенящими голосами (вроде как у Смольяниновой), которые про яму мне много чего объясняют. Собственно, они не ко мне, а всегда здесь, у Марьи Тимофеевны собирались. Мне не мешают, устраиваются во дворе, на керосинке чайник греют, я с ними иногда пью, не прогоняю, разговоры слушаю, они все очень ласковые, приятные такие, пьющие фаталисты-пофигисты, что мне близко, но оккультистов я и во сне опасаюсь.

В последний раз я привычно прыгнул через яму и чуть не сорвался, кто-то мне руку протянул в последний момент. Объяснили, что ночью «она бомжей наловила» и стала шире – поэтому мой давно привычный, рассчитанный прыжок уже не годится.

Очень странное впечатление от сна. Вроде бы мне это все и нравится, особый уют, но параллельно – страх оттого, что все не так, как выглядит, все умышленно, придумано, чтобы меня уловить, какая-то сложная многоходовочка, хитрый план, где задействованы даже герань и бомжи. Но я жалел, когда проснулся: сладкий кошмар, хотелось до конца досмотреть, ради чего это всё.

* * *

А у нас внезапно - ураган. Вышли с Чижом гулять и нас чуть не смело. Как на палубе коробля в шторм в Северном Ледовитом. Даже свет луны сдувало в сторону. Холод лютый.

* * *

ПРО КНИЖКИ И ФИЛЬМЫ

@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны

14:09 

Разные цитаты из "Прощания с Нарциссом" Гольдштейна

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
14:07 

Продолжаю про Литучёбу

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Юрген Вольф. ЛИТЕРАТУРНЫЙ МАСТЕР-КЛАСС.
Предыдущая книжка Вольфа мне совсем не понравилась, а эта – неожиданно неплохая. Он цитирует умных людей и по делу (подбор, правда, странный. Стефани Майер рядом с Чеховым в качестве эксперта.) Первая часть дурацкая – о замысле и идее; на мой взгляд, тем, кто не знает, о чём писать, лучший совет – не мучить себя и клавиатуру. Вторая часть – самая толковая. Даже дурацкие упражнения в конце каждой главы, где обычно что-то вроде: «Напишите имена десяти людей, которые мешают вашему творчеству» (тьху на них), здесь - полезная памятка для редактуры, попробую использовать. Третья часть – фигня, о том, как пристраивать книжку и соответствовать требованьям рынка. Для начинающих мечтателей полезно было бы узнать, что средний доход писателя в США – 10 тыс. в год, в Макдональдсе больше заработаешь.

Вот что мне показалось полезным. Выписки.

@темы: О книгах

14:21 

Про все сразу

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
У Чижа – психоз, боится подниматься по лестнице. Съеживается на лестничной площадке, потом, решившись, стрелой, пластаясь и путаясь в собственных ногах, взлетает на пролет и там опять забивается в угол, набирается решимости еще один пролет преодолеть. Или, пав духом, на цыпочках пытается сойти вниз. На третьем этаже обычно его силы иссякают, он забивается в угол, я его тяну за собой, а он упирается, хватается за коврики, за ступеньки, как обезьянка, глаза в ужасе таращит, морда несчастная. Ношу его на руках наверх, что поделать? Сердце колотится. А вниз он сходит, как ни в чем не бывало.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны

16:47 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Пустынная ночами Сретенка, тени от кованой решетки на чеховском доме, лубочные веселые человечки, ресторан «Простые удовольствия», ангел с трубой, сталинская угрюмость «Литературки», детские впечатления о ней – «тут работают злые люди», парикмахерская, в окнах которой не современные мордахи, а Ава Гарднер и Марлен Дитрих, сквозные подворотни, портрет архитектора Леонидова на стене дома рядом с церковью Успения в Печатниках, должно быть, хороший был архитектор... Видны облака, горсть звезд и веет теплый ветер. Неужто и вправду весна?

И с утра - солнце и тепло.


@темы: О книгах, О кино, Жизнь

22:38 

СПИСОК ПРОЧИТАННЫХ КНИГ, 2015 год

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
ЯНВАРЬ


ФЕВРАЛЬ


МАРТ


АПРЕЛЬ


80-83. ЗЛОТНИКОВ. ГЕНЕРАЛ-АДМИРАЛ, 1 - 4 книги

Перечитывал, дурью маялся.

84. СКС. РЕЖИМ БОГА. – 3/10

Про попаданца в СССР, пока историю не правит, а только себе бабло и профиты хомячит. И опять, сцуко, поет! И заставляет Сенчину петь песни Наташи Королевой. За што? При социализме и так не сладко жилось. Но в этих книжках основной кайф - предлог помечатать, что бы ты сам там наворотил.

85. ИОГАННЕС ФОН ГЮНТЕР. ЖИЗНЬ НА ВОСТОЧНОМ ВЕТРУ. ВОСПОМИНАНИЯ О СЕРЕБРЯНОМ ВЕКЕ. – 6/10

Глуповатый лифляндец, который достал всех - от Блока до Мейерхольда. Никто из наших о нем ни одного хорошего слова не сказал. Нахрапистый, нахальный мужик, страшный сплетник и бездарь, судя по всему. Но он переводил русских поэтов на немецкий и всячески их популяризировал. Врет много, в основном о том, как все его ценили, хвалили и уважали. Раздражает меня сангвиническим немецким самодовольством. Но эта книжка – один из важных источников по Серебряному веку, так что прочел для порядка. Ничего нового не узнал. Одна Вилькина порадовала (актриса из блоковско-кузминского круга) и ее характеристика Блока как павиана. Раньше не встречалось.
запись создана: 04.01.2015 в 12:33

@темы: О книгах

18:08 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел сейчас для общего развития методичку протестных акций - 198 МЕТОДОВ НЕНАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. Че-та ржу, дивные сценки представляю в стиле Беккета и Ионеско.

Итак, в знак протеста против нарушения прав фантомных микроцефалов-зоофилов и в поддержку межвидовых инцестуальных браков следует производить следующие действия:


@темы: Можно сделайт отлишни шушель, О книгах, Политика

22:27 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Я бы ни за что не угадал, какого времени цитаты, прямо мой любимый Киньяр:

- Я облечен в синий плащ, сотканный из шести направлений, с изображениями, плавно текущими по одеянию: тысяча разнообразных цветов, желтый жасмин, дикий ирис. Зеленые тропки сада, прекрасные лица на улице, я состою из этой красоты — эфирная эссенция, розовое масло, смолистый бальзам, жизненная сущность, я — мыслящий сок цветов.

- Каждый миг эта чаша видения наполняется видениями. Вот мое вино. Я пью текущий миг, и в моих жилах, теле, голове — распускаются цветы. Это и есть здоровье. Все иные ощущения — болезнь и мертвечина.

- Я вижу сущность бытия в том, чтобы жить, — это как вода, текущая сюда из незримого, затем обратно. Мои чувства знают: они из ниоткуда и уйдут в никуда. Мне ведом один шаг: из бытия в ничто и из небытия сюда.

- Наше дело помочь собственным телам стать чистым светом. Может показаться, что этого не происходит. Но в коконе шелкопряда каждая частица слизи, выделенная червем, обращается в шелк. Когда мы вбираем свет, каждая наша частица обращается в шелк.

- Боль и трудности — как весенние грозы: сверху — покров тьмы, под ним — цветы и смех. То, что страшит тебя более всего, уже случилось. Скорлупа, что содержит тебя, уже дала трещину.

А это

@темы: О книгах, Цитаты

22:20 

Опыты поминальной риторики

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Хорошую толстую книжку тут прочитал - Александр ГОЛЬДШТЕЙН. РАССТАВАНИЕ С НАРЦИССОМ. ОПЫТЫ ПОМИНАЛЬНОЙ РИТОРИКИ, потом о ней че-нить напишу, а пока выбрал тут цитаты помрачнее, в соответствии с нынешним настроением:

- В проекции человеческого бесконечность равняется смерти, не жизни.

- Абсурдно гадать о судьбе уцелевшего Вертера, потому что Вертер и есть тот, кто стреляется

- «Что мне вредит? Ощущение истории. Всеобщая мерзость, в которой моя личность еще хуже. Всеобщее гниение. Я отрицаю историю, но вот, она подавляет меня», — писал Я. Друскин, который к тому же зафиксировал особое состояние, названное им «игнавия»: не просто уныние, и не тоска, и не просто вялость, а интерес к интересу, которого нет, невозможность реализовать то, что есть, усилие, заранее обреченное на неудачу, борьба при явном перевесе сил противника; впрочем, игнавия не поддается определениям.

@темы: О книгах, Цитаты

14:58 

Новости науки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
1. Декабристы отнимают у Иосифа Бродского 360 ведер водки.

Из жж I-Latta Nyarova Ciryana: "Читая про восстание Черниговского полка обнаруживаю потрясающую подробность: после подавления восстания и сбора жалоб с населения выясняется, в частности, что трактирщик Иосиф Бродский сожалеет о реквизированных у него восставшими солдатами 360 ведрах водки."




@темы: История, О книгах

18:30 

Константин Вагинов. Гарпагониана

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вагинов - один из моих любимых русских писателей 20 века.

Как обычно у В., герои - мечтательные и безответственные мерзавцы, бездельники, бывшие и лишние люди, которым в этой жизни места нет, слабые, безвольные, которым еще крышу сдвинула дикая мораль 20х годов, но каждый со своим талантом, сверхценной идеей, жизнь в воображении реальнее, чем в реальности ("деньги вас не интересуют, служебное положение вас не интересует, удобства жизни вас не интересуют, слава в вас вызывает отвращение, старый мир вы презираете, новый мир вы ненавидите. Стать циником вы тоже не можете"). Очень мне все это близко. И потом у него много о природе творчества такого, что еще никто не писал (в "Трудах и днях Свистонова" да и здесь тоже, только не прямо). Чем-то похож на Веничку Ерофеева, также мил, добрый и слабый.

Тема снов. Тут один из барахольщиков торгует чужими снами:

читать дальше


В пьянстве он тоже толк знает:

"Выпустили водку, все живое и нализалось. Лошадь травку щиплет, а травка уже проспиртовалась, пощиплет, пощиплет, - танцевать начнет, хвостом будто от мух отбивается, подымет голову, прислушается - ржать с аппетитом начнет, а затем по улице носится пьяных кур-петухов и людей давит. Пьяный ворон на ветке сидит и вдруг свалится и из травы встать не может. Собака подойдет, хочет схватить птицу, а ноги у нее разъезжаются, а кругом стрельба, кто девицу тащит, кто комод волочет, кто пуд сахару, кто с осовелыми глазами золото требует, кто немцев языком громит, кто себя страдальцем за Русь святую и вшивым мясом называет. Козявки и те пяны были. С грязью водка текла. Было время, чистого спирту попили".

* * *
Еще байки из Вагинова. Очень здорово время показывают. Он умер в 34, и писал, соответственно, о 20х годах. Это время накрепко забито последующими сталинскими годами и романтичными фантазиями шестидесятников, а оно было совершенно уникальным по вывернутой наизнанку морали и т.п., шизофреническая дичь. В литературе совсем немного осталось - "Гадюка" Толстого, Лавренёв, Лев Гумилевский, Собачье сердце, ну и воспоминания некоторые.

Несколько баек из Вагинова, в разном стиле, уголовном, героическом, солдатском, коммунистическом


А еще Вагинов несколько дворовых песен приводит. Думаю, это он их и сочинил. Слишком уж они комичные, выверенные. Вагинов у Гумилева учился вместе с Василием Федоровым, автором «Бубличков», так что это у них давняя традиция – народные уличные песни сочинять.

Пример песенки, там таких полдюжины

@темы: Цитаты, О книгах

16:31 

1913 год. Еще немного цитат с картинками из книжки Иллиеса

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
- В Вавилоне обнаруживают храмовое сооружение Этеменанки: это – легендарная Вавилонская башня

- Райнеру Марии Рильке плохо в эти последние дни декабря в Париже. Он пишет: «Не вижу ни одного человека. Сначала были морозы, был гололед, теперь идет дождь, все течет – это здесь называется зимой, без конца то одно, то другое. Хватит с меня Парижа, на нем какое-то проклятье». И затем: «Мне бы сейчас хотелось быть словно без лица, словно свернувшийся еж, который раскрывается лишь вечером в городской канаве, выбирается из нее осторожно и упирается мордочкой в звезды»

- Впервые в 1913 году на небе целиком наблюдается созвездие Стрелы. Южнее Лисички и севернее Орла, четкая, ярко сияющая Стрела летит прямо в Лебедя. Все взгляды прикованы к небу. Созвездие получило свое имя от опасной стрелы, которую, согласно мифологии, выпускает Геракл. Но Лебедю опять повезло: Стрела пролетает мимо.

Еще немного цитат с картинками

@темы: Цитаты, О книгах, Картинки

22:13 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Я спутал Сунь Цзы с Лао Цзы, и нет мне прощения. Как теперь жить? Как смотреть людям в глаза? Ломаю руки у темного окна и если б не электронная пыхалка, то убежал бы во тьму к змею урбороссу - пусть сожрет меня вместо того, чтобы свой хвост жевать в районе Самотёки. А так - покуриваю и думаю, что надо бы убить всех свидетелей моего позора, пока они не разболтали остальному миру, а можно наплевать и забыть – все равно никто, кроме Иннокентия, не отличает одного от другого, а Иннокентий – мудак и ненавидит меня без всяких там Лао Цзы.

Я ужасный человек, я знаю. Я наряжаю Чижа в свитер с оленями, надвигаю ему на голову колпак с помпончиком, а потом ржу над ним в покат, дразню, что он похож на девочку и называю трасвеститом.

Читаю очаровательную книжку: ФЛОРИАН ИЛЛИЕС. 1913. ЛЕТО ЦЕЛОГО ВЕКА. – Документально-калейдоскопический стиль: украдена Джоконда, найдена Нефертити, Кафка влюблен, у Манна удар, мертвая петля Нестерова и прыжок Лутца, в Вене Франц-Иосиф, Сталин, Гитлер и Троцкий. Лу Саломе у Фрейда и пишет Рильке: «Мне кажется, тебе необходимо страдать», Рильке пишет Дуинские элегии, а Фрейд об отцеубийстве. «Закат Европы» Шпенглера, «По направлению к Свану» Пруста, Аста Нильсен, «Весна священная», «Сыновья и любовники», роман Альмы Малер и Оскара Кокошки, у Пикассо умирает отец и любимая собака, Камилла Клодель попадает в дурку на 30 последующих лет, Георг Тракль в поисках сестры, в которую влюблен, Готфрид Бенн встречается с Эльзой Ласкер-Шюлер, Кафка обхаживает Фелицию и т.д. и т.п. Всё очаровательно.

Немного цитат

@темы: Если дело дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все, Жизнь, Жопа, вид спереди, О книгах, Цитаты

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная