• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о книгах (список заголовков)
21:49 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Волнующий сон снился про очень глубокую яму в земле. Она была рядом с домом, множество людей ходило рядом, и я тоже, по сто раз на дню ее перепрыгивал, обходил, в последний момент отдергивал ногу. Туда постоянно кто-то падал, но это воспринималось как судьба. Если яму закрыть или поставить какие-то ограждения, она это сжирала и расширялась, от этого только хуже становилось. Так что нужно было просто принимать ее, как данность.

Мой дом еще примечательный – черная избушка, окна из земли, но внутри очень милая, светлая, стильная, на окне яблоки, кошка, герани. Прежде это был дом Марьи Тимофеевны Лебядкиной, а мне по наследству достался (типа она моя бабушка, что ли). Рядом же – обычные городские многоэтажки, типовая школа, а дом между школьным забором и шоссе, на маленьком пустыре в тополях, где люди с собаками гуляют и бомжи водку пьют. А мой домик вроде бы и на дороге, но в стороне, забор с обеих сторон в лопухах, крапиве, и какие-то плотные заросли. Посторонние ко мне не лезут, дурная слава, что ли, и яма эта как раз между мной и пустырем…

И ко мне ходят в гости некие мамлеевские персонажи, то ли оккультисты, то ли юродивые, тетки какие-то в русском стиле со звенящими голосами (вроде как у Смольяниновой), которые про яму мне много чего объясняют. Собственно, они не ко мне, а всегда здесь, у Марьи Тимофеевны собирались. Мне не мешают, устраиваются во дворе, на керосинке чайник греют, я с ними иногда пью, не прогоняю, разговоры слушаю, они все очень ласковые, приятные такие, пьющие фаталисты-пофигисты, что мне близко, но оккультистов я и во сне опасаюсь.

В последний раз я привычно прыгнул через яму и чуть не сорвался, кто-то мне руку протянул в последний момент. Объяснили, что ночью «она бомжей наловила» и стала шире – поэтому мой давно привычный, рассчитанный прыжок уже не годится.

Очень странное впечатление от сна. Вроде бы мне это все и нравится, особый уют, но параллельно – страх оттого, что все не так, как выглядит, все умышленно, придумано, чтобы меня уловить, какая-то сложная многоходовочка, хитрый план, где задействованы даже герань и бомжи. Но я жалел, когда проснулся: сладкий кошмар, хотелось до конца досмотреть, ради чего это всё.

* * *

А у нас внезапно - ураган. Вышли с Чижом гулять и нас чуть не смело. Как на палубе коробля в шторм в Северном Ледовитом. Даже свет луны сдувало в сторону. Холод лютый.

* * *

ПРО КНИЖКИ И ФИЛЬМЫ

@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны

14:09 

Разные цитаты из "Прощания с Нарциссом" Гольдштейна

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
14:07 

Продолжаю про Литучёбу

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Юрген Вольф. ЛИТЕРАТУРНЫЙ МАСТЕР-КЛАСС.
Предыдущая книжка Вольфа мне совсем не понравилась, а эта – неожиданно неплохая. Он цитирует умных людей и по делу (подбор, правда, странный. Стефани Майер рядом с Чеховым в качестве эксперта.) Первая часть дурацкая – о замысле и идее; на мой взгляд, тем, кто не знает, о чём писать, лучший совет – не мучить себя и клавиатуру. Вторая часть – самая толковая. Даже дурацкие упражнения в конце каждой главы, где обычно что-то вроде: «Напишите имена десяти людей, которые мешают вашему творчеству» (тьху на них), здесь - полезная памятка для редактуры, попробую использовать. Третья часть – фигня, о том, как пристраивать книжку и соответствовать требованьям рынка. Для начинающих мечтателей полезно было бы узнать, что средний доход писателя в США – 10 тыс. в год, в Макдональдсе больше заработаешь.

Вот что мне показалось полезным. Выписки.

@темы: О книгах

14:21 

Про все сразу

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
У Чижа – психоз, боится подниматься по лестнице. Съеживается на лестничной площадке, потом, решившись, стрелой, пластаясь и путаясь в собственных ногах, взлетает на пролет и там опять забивается в угол, набирается решимости еще один пролет преодолеть. Или, пав духом, на цыпочках пытается сойти вниз. На третьем этаже обычно его силы иссякают, он забивается в угол, я его тяну за собой, а он упирается, хватается за коврики, за ступеньки, как обезьянка, глаза в ужасе таращит, морда несчастная. Ношу его на руках наверх, что поделать? Сердце колотится. А вниз он сходит, как ни в чем не бывало.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны

16:47 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Пустынная ночами Сретенка, тени от кованой решетки на чеховском доме, лубочные веселые человечки, ресторан «Простые удовольствия», ангел с трубой, сталинская угрюмость «Литературки», детские впечатления о ней – «тут работают злые люди», парикмахерская, в окнах которой не современные мордахи, а Ава Гарднер и Марлен Дитрих, сквозные подворотни, портрет архитектора Леонидова на стене дома рядом с церковью Успения в Печатниках, должно быть, хороший был архитектор... Видны облака, горсть звезд и веет теплый ветер. Неужто и вправду весна?

И с утра - солнце и тепло.


@темы: О книгах, О кино, Жизнь

22:38 

СПИСОК ПРОЧИТАННЫХ КНИГ, 2015 год

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
ЯНВАРЬ


ФЕВРАЛЬ


МАРТ


АПРЕЛЬ


80-83. ЗЛОТНИКОВ. ГЕНЕРАЛ-АДМИРАЛ, 1 - 4 книги

Перечитывал, дурью маялся.

84. СКС. РЕЖИМ БОГА. – 3/10

Про попаданца в СССР, пока историю не правит, а только себе бабло и профиты хомячит. И опять, сцуко, поет! И заставляет Сенчину петь песни Наташи Королевой. За што? При социализме и так не сладко жилось. Но в этих книжках основной кайф - предлог помечатать, что бы ты сам там наворотил.

85. ИОГАННЕС ФОН ГЮНТЕР. ЖИЗНЬ НА ВОСТОЧНОМ ВЕТРУ. ВОСПОМИНАНИЯ О СЕРЕБРЯНОМ ВЕКЕ. – 6/10

Глуповатый лифляндец, который достал всех - от Блока до Мейерхольда. Никто из наших о нем ни одного хорошего слова не сказал. Нахрапистый, нахальный мужик, страшный сплетник и бездарь, судя по всему. Но он переводил русских поэтов на немецкий и всячески их популяризировал. Врет много, в основном о том, как все его ценили, хвалили и уважали. Раздражает меня сангвиническим немецким самодовольством. Но эта книжка – один из важных источников по Серебряному веку, так что прочел для порядка. Ничего нового не узнал. Одна Вилькина порадовала (актриса из блоковско-кузминского круга) и ее характеристика Блока как павиана. Раньше не встречалось.
запись создана: 04.01.2015 в 12:33

@темы: О книгах

18:08 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел сейчас для общего развития методичку протестных акций - 198 МЕТОДОВ НЕНАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. Че-та ржу, дивные сценки представляю в стиле Беккета и Ионеско.

Итак, в знак протеста против нарушения прав фантомных микроцефалов-зоофилов и в поддержку межвидовых инцестуальных браков следует производить следующие действия:


@темы: Можно сделайт отлишни шушель, О книгах, Политика

22:27 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Я бы ни за что не угадал, какого времени цитаты, прямо мой любимый Киньяр:

- Я облечен в синий плащ, сотканный из шести направлений, с изображениями, плавно текущими по одеянию: тысяча разнообразных цветов, желтый жасмин, дикий ирис. Зеленые тропки сада, прекрасные лица на улице, я состою из этой красоты — эфирная эссенция, розовое масло, смолистый бальзам, жизненная сущность, я — мыслящий сок цветов.

- Каждый миг эта чаша видения наполняется видениями. Вот мое вино. Я пью текущий миг, и в моих жилах, теле, голове — распускаются цветы. Это и есть здоровье. Все иные ощущения — болезнь и мертвечина.

- Я вижу сущность бытия в том, чтобы жить, — это как вода, текущая сюда из незримого, затем обратно. Мои чувства знают: они из ниоткуда и уйдут в никуда. Мне ведом один шаг: из бытия в ничто и из небытия сюда.

- Наше дело помочь собственным телам стать чистым светом. Может показаться, что этого не происходит. Но в коконе шелкопряда каждая частица слизи, выделенная червем, обращается в шелк. Когда мы вбираем свет, каждая наша частица обращается в шелк.

- Боль и трудности — как весенние грозы: сверху — покров тьмы, под ним — цветы и смех. То, что страшит тебя более всего, уже случилось. Скорлупа, что содержит тебя, уже дала трещину.

А это

@темы: О книгах, Цитаты

22:20 

Опыты поминальной риторики

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Хорошую толстую книжку тут прочитал - Александр ГОЛЬДШТЕЙН. РАССТАВАНИЕ С НАРЦИССОМ. ОПЫТЫ ПОМИНАЛЬНОЙ РИТОРИКИ, потом о ней че-нить напишу, а пока выбрал тут цитаты помрачнее, в соответствии с нынешним настроением:

- В проекции человеческого бесконечность равняется смерти, не жизни.

- Абсурдно гадать о судьбе уцелевшего Вертера, потому что Вертер и есть тот, кто стреляется

- «Что мне вредит? Ощущение истории. Всеобщая мерзость, в которой моя личность еще хуже. Всеобщее гниение. Я отрицаю историю, но вот, она подавляет меня», — писал Я. Друскин, который к тому же зафиксировал особое состояние, названное им «игнавия»: не просто уныние, и не тоска, и не просто вялость, а интерес к интересу, которого нет, невозможность реализовать то, что есть, усилие, заранее обреченное на неудачу, борьба при явном перевесе сил противника; впрочем, игнавия не поддается определениям.

@темы: О книгах, Цитаты

14:58 

Новости науки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
1. Декабристы отнимают у Иосифа Бродского 360 ведер водки.

Из жж I-Latta Nyarova Ciryana: "Читая про восстание Черниговского полка обнаруживаю потрясающую подробность: после подавления восстания и сбора жалоб с населения выясняется, в частности, что трактирщик Иосиф Бродский сожалеет о реквизированных у него восставшими солдатами 360 ведрах водки."




@темы: История, О книгах

18:30 

Константин Вагинов. Гарпагониана

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вагинов - один из моих любимых русских писателей 20 века.

Как обычно у В., герои - мечтательные и безответственные мерзавцы, бездельники, бывшие и лишние люди, которым в этой жизни места нет, слабые, безвольные, которым еще крышу сдвинула дикая мораль 20х годов, но каждый со своим талантом, сверхценной идеей, жизнь в воображении реальнее, чем в реальности ("деньги вас не интересуют, служебное положение вас не интересует, удобства жизни вас не интересуют, слава в вас вызывает отвращение, старый мир вы презираете, новый мир вы ненавидите. Стать циником вы тоже не можете"). Очень мне все это близко. И потом у него много о природе творчества такого, что еще никто не писал (в "Трудах и днях Свистонова" да и здесь тоже, только не прямо). Чем-то похож на Веничку Ерофеева, также мил, добрый и слабый.

Тема снов. Тут один из барахольщиков торгует чужими снами:

читать дальше


В пьянстве он тоже толк знает:

"Выпустили водку, все живое и нализалось. Лошадь травку щиплет, а травка уже проспиртовалась, пощиплет, пощиплет, - танцевать начнет, хвостом будто от мух отбивается, подымет голову, прислушается - ржать с аппетитом начнет, а затем по улице носится пьяных кур-петухов и людей давит. Пьяный ворон на ветке сидит и вдруг свалится и из травы встать не может. Собака подойдет, хочет схватить птицу, а ноги у нее разъезжаются, а кругом стрельба, кто девицу тащит, кто комод волочет, кто пуд сахару, кто с осовелыми глазами золото требует, кто немцев языком громит, кто себя страдальцем за Русь святую и вшивым мясом называет. Козявки и те пяны были. С грязью водка текла. Было время, чистого спирту попили".

* * *
Еще байки из Вагинова. Очень здорово время показывают. Он умер в 34, и писал, соответственно, о 20х годах. Это время накрепко забито последующими сталинскими годами и романтичными фантазиями шестидесятников, а оно было совершенно уникальным по вывернутой наизнанку морали и т.п., шизофреническая дичь. В литературе совсем немного осталось - "Гадюка" Толстого, Лавренёв, Лев Гумилевский, Собачье сердце, ну и воспоминания некоторые.

Несколько баек из Вагинова, в разном стиле, уголовном, героическом, солдатском, коммунистическом


А еще Вагинов несколько дворовых песен приводит. Думаю, это он их и сочинил. Слишком уж они комичные, выверенные. Вагинов у Гумилева учился вместе с Василием Федоровым, автором «Бубличков», так что это у них давняя традиция – народные уличные песни сочинять.

Пример песенки, там таких полдюжины

@темы: Цитаты, О книгах

16:31 

1913 год. Еще немного цитат с картинками из книжки Иллиеса

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
- В Вавилоне обнаруживают храмовое сооружение Этеменанки: это – легендарная Вавилонская башня

- Райнеру Марии Рильке плохо в эти последние дни декабря в Париже. Он пишет: «Не вижу ни одного человека. Сначала были морозы, был гололед, теперь идет дождь, все течет – это здесь называется зимой, без конца то одно, то другое. Хватит с меня Парижа, на нем какое-то проклятье». И затем: «Мне бы сейчас хотелось быть словно без лица, словно свернувшийся еж, который раскрывается лишь вечером в городской канаве, выбирается из нее осторожно и упирается мордочкой в звезды»

- Впервые в 1913 году на небе целиком наблюдается созвездие Стрелы. Южнее Лисички и севернее Орла, четкая, ярко сияющая Стрела летит прямо в Лебедя. Все взгляды прикованы к небу. Созвездие получило свое имя от опасной стрелы, которую, согласно мифологии, выпускает Геракл. Но Лебедю опять повезло: Стрела пролетает мимо.

Еще немного цитат с картинками

@темы: Цитаты, О книгах, Картинки

22:13 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Я спутал Сунь Цзы с Лао Цзы, и нет мне прощения. Как теперь жить? Как смотреть людям в глаза? Ломаю руки у темного окна и если б не электронная пыхалка, то убежал бы во тьму к змею урбороссу - пусть сожрет меня вместо того, чтобы свой хвост жевать в районе Самотёки. А так - покуриваю и думаю, что надо бы убить всех свидетелей моего позора, пока они не разболтали остальному миру, а можно наплевать и забыть – все равно никто, кроме Иннокентия, не отличает одного от другого, а Иннокентий – мудак и ненавидит меня без всяких там Лао Цзы.

Я ужасный человек, я знаю. Я наряжаю Чижа в свитер с оленями, надвигаю ему на голову колпак с помпончиком, а потом ржу над ним в покат, дразню, что он похож на девочку и называю трасвеститом.

Читаю очаровательную книжку: ФЛОРИАН ИЛЛИЕС. 1913. ЛЕТО ЦЕЛОГО ВЕКА. – Документально-калейдоскопический стиль: украдена Джоконда, найдена Нефертити, Кафка влюблен, у Манна удар, мертвая петля Нестерова и прыжок Лутца, в Вене Франц-Иосиф, Сталин, Гитлер и Троцкий. Лу Саломе у Фрейда и пишет Рильке: «Мне кажется, тебе необходимо страдать», Рильке пишет Дуинские элегии, а Фрейд об отцеубийстве. «Закат Европы» Шпенглера, «По направлению к Свану» Пруста, Аста Нильсен, «Весна священная», «Сыновья и любовники», роман Альмы Малер и Оскара Кокошки, у Пикассо умирает отец и любимая собака, Камилла Клодель попадает в дурку на 30 последующих лет, Георг Тракль в поисках сестры, в которую влюблен, Готфрид Бенн встречается с Эльзой Ласкер-Шюлер, Кафка обхаживает Фелицию и т.д. и т.п. Всё очаровательно.

Немного цитат

@темы: Если дело дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все, Жизнь, Жопа, вид спереди, О книгах, Цитаты

22:19 

ЛИ ШАН-ИНЬ. ЦЗАЦЗУАНЬ

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Очень люблю такой жанр после Сэй-Сёнагон. Самое оригинальное и интересное в начале, чем позже – тем банальнее.

"Убить красоту:
кричать: «Едет начальник!», когда любуются цветами; расстелить циновку на серебристом мху; обрубить ветви плакучей ивы; сушить штаны на клумбе; под барабанный бой и завывание флейт совершать прогулку в горах; зажечь светильник при луне; при красавицах на пиру вести разговор о повседневных делах; превращать сосновый лесок в нужник; развести огород во фруктовом саду; построить пагоду так, чтобы она заслоняла вид гор; развести кур в цветнике; измарать стишками прекрасную скалу.

Невыносимо слышать:
страннику жалобный крик обезьян по ночам; плач старика отца по сыну; крик сороки, предвестницы счастья, когда провалился на экзаменах; весть о внезапной смерти человека, только что выдержавшего экзамены; рев животных возле дома мясника; крик кукушки в дождливую ночь; донесение из пограничного района о поражении; как развратник-кутила рассказывает непристойности.

Не научишься:
хорошему голосу; силе; изяществу; бесстыдству; рожать только сыновей.

Пропадают:
пора цветов, когда болен; прекрасная погода, когда занят делами; красавица жена у евнуха; праздничный день у бедняка; хорошее хозяйство в недружной семье; редкие цветы и деревья во дворе бедняка; красивый пейзаж, когда не приходят на память стихи; роскошный дом, если не устраивают в нем пиров.

Кажется,
зимой — что зеленое платье холодит; летом — что от красного так и пышет жаром; когда входишь в храм и видишь богов — будто здесь черт притаился; когда смотришь на толстую монахиню — что она беременна; когда видишь тяжелый занавес — что за ним кто-то прячется; возле дома мясника — запах крови; когда глядишь на родник — что веет прохладой; при виде слив мэй — что кисло во рту.

P.S. С 17 века женщины только о забинтованных ногах думают, все сравнивают с ними, это фокус их жизни – дурной запах, когда разбинтовывают, красивые башмачки, боль при ходьбе и насмешки над большеногими.

@темы: О книгах, Цитаты

14:47 

Гражданская война, а не вишневый сад

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Хотел бы я это почитать! Уволок в ЖЖ у Rotten Kepken:


"Извините, это я так. Просто все вокруг пишут какие-то фантастические романы - само собой, я начал придумывать: а как бы я написал?

Ну, если я сойду с ума, то непременно напишу фантастический роман, и чтобы дизельпанк, и альтернативная история, и пафос с превозмоганиями, и вообще многих убьют и будет жалко, а ещё вы не докажете.

Сеттинг... сеттинг ясен. Гражданская война, конечно. А вообще в этом моём романе непременно будут:



@темы: Можно сделайт отлишни шушель, О книгах, Цитаты

22:52 

Мрачное про всё

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Сегодня солнце на пару часов выглянуло – давно не видались. Миловидные жестяные котики на крыше дома видны. Вечером лужи заледенели, как потрескавшиеся пятна лака. Цвет и фактура жухлой травы. Как ворона клевала дохлого голубя – уже второй день – грудная клетка раскрыта и уже пуста. Упаднический Бунин вспоминался: «Синий ворон от падали алый клюв подымал и глядел. А другие косились и прядали, а кустарник шумел-шелестел. Синий ворон пьет глазки до донышка, собирает по косточкам дань... Сторона ль ты моя сторонушка, вековая моя глухомань». А еще вчера валялся дохлый крысёныш, такой вытянутый в смерти, что был похож на маленького крокодильчика, я даже глаза протер - еще крокодильчиков мне не хватало.

ДАЛЬШЕ ТОЖЕ ВСЕ МРАЧНО И УНЫЛО

@темы: Жизнь, И на луну не голоси, О кино, О книгах, Политика, Сны, Стихи, Цитаты

17:57 

Идеальное

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Безудержные мечты.


@темы: Цитаты, О моей книжке, О книгах

17:38 

Происхождение древнемакедонского, спор цветов, пределы Эроса и скифы

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вместо того, чтобы править, читал разные статьи из сборника "Античная балканистика".

Выписки скинул в сообщество, чтобы оно не сдохло

@темы: Александр, О книгах, Цитаты

00:47 

Смесь про книжки и фильмы

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Чудесный фильм посмотрел - «ГЕРОИЧЕСКАЯ»/Eroica, 2003. – 8/10

О первом исполнении Героической симфонии Бетховена. Не оторваться. И все так тонко, без лишнего пафоса – его в музыке достаточно. И люди все живые, от прелестной графини Брунсвик до старого валторниста и кухарок, над которыми звучит траурный марш. Хочу дальше смотреть фильмы о музыке и записи концертов, вроде "Репетиции оркестра", "Осенней сонаты", "Амадея", "Синего". Но где ж их взять? Пока наметил себе "Фадо" Карлоса Сауры и "Пину".



* * *
Сегодня подсчитывал, сколько я всего написал.

Подсчёты

* * *
Читал Киньяра "CARUS или ТОТ, КТО ДОРОГ СВОИМ ДРУЗЬЯМ". - Сперва книжка меня бесила. Мужик в депрессии, его друзья ходят к нему утешать, повторяющиеся изо дня в день жалобы, что он в черной пустоте, что ему больно жить, друзья – кто граммар-наци, говорит только об ошибках в французском, другой поливает подружку, которая его бросила, и так день за днем. Копание в нюансах своих ощущений, гастрономические услады, цитаты, не поймешь то ли реальные, то ли самим Киньяром сочиненные. Прям хотелось всех этих парижских буржуа-интеллектуалов-гурманов-эстетов на какие-нибудь стройки социализма заслать. Но все равно читал, п.ч. мне ужасно нравится, как он пишет, я хотел бы у него учиться тому, как надо писать. А с середины стало захватывать, темы укрупняться стали, и все больше очень близкого.

Вот, например, я просто офигел, что кто-то тоже этим занимается:

«Около четверти часа повторяю все то, чем был занят мой предмет в данный день. Полностью самоустраняюсь, чтобы он мог занять мое место. Другими словами, я как бы умираю, предоставив свое тело умершему, чтобы он прожил в нем хотя бы такой краткий миг… А когда эта быстрая метаморфоза заканчивается, я вписываю в свое расписание встреч нашу призрачную встречу, и знаете — иногда к вечеру она всплывает в моей памяти как единственное более или менее ценное воспоминание, сохранившееся от этого дня…"

Ну и еще немножко цитат:

"Прочел в переводе, принесенном Карлом, про Ото-мо Якамоти, который после смерти своей жены — в 754 году, как гласило тщательно составленное примечание, — сказал, что от нее на земле ничего не осталось и что когда он думает о ней, то не может говорить. Что его горе не имеет названия и ему невозможно произнести имя жены — так он боится осквернить его своею болью. Он говорил также — прибегнув к самой гиперболической форме признания, — что, будь она еще жива, он не решился бы даже на миг отпустить край ее одежды и они никогда не расставались бы, живя бок о бок, как утка и селезень, плывущие по воде."

"С. была способна с головой уходить в то, что испытывала. Страх обострял ее восприятие окружающей действительности. И тогда у нее начинало болеть сердце, и она, делая вид, будто уступает, целиком перевоплощалась в звуки — то в треск какой-нибудь ветки, схваченной морозом, то в резкий, сухой скрежет льда, сковывающего воду, которая последним усилием выбрасывает наружу мелкие лужицы. Зимой она была гулом тишины, непрестанным шуршанием снежных кристалликов, которые слипаются, меняют форму, рассыпаются и тают, преображаясь в воду."

"На прошлой неделе купил книгу Маргариты Поретанской. Вечером прочел ее. Одна страница начиналась с фразы: «И не так она опьянилась тем, что испила. Но весьма опьянялась и более чем опьянилась от того, чего никогда не пила и не выпьет…»


Кстати, новая книжка Киньяра вышла - "Тайная жизнь". Походу, что-то похожее на его "Секс и страх" (восхитительная книга, одна из моих любимых).

@темы: Музыка, О кино, О книгах, О моей книжке

14:48 

По поводу никитинской гусеницы. Техническое

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
То, что Никитин ругает – в пределах предложения или абзаца, - я считаю нормальным русским языком и ритмообразующим элементом. А вот я бы гусеницей обозвал последовательное повествование от первого лица типа: описал обед, о чем говорили за обедом, герой вышел на улицу – описал погоду, встретил друга, диалог на тему запланированных событий, «хороший человек Васька, всегда выручает», пошел покупать цветы для любимой, подумал о своей любви, встретил подругу, описал внешность, диалог об отношениях, и т.д., шаг за шагом, логично, без перебоев, отступлений, ретроспекций. Я как раз сейчас с такого типа своим черновиком борюсь – такая дрянь. Не знаю, как это назвать. Линейное и логическое повествование в одном темпе и нейтральном тоне, строгое следование сюжету, «просто рассказываешь историю». Очень меня бесит. Это и от третьего лица уныло, а уж от первого вообще лажа.

И даже не в монотонности дело, а п.ч. это неправильно, это протокол слежки, а жизнь не такая. Действие в жизни – рваный пунктир, большая часть на автомате, и в голове не «я иду к любимой с букетом», а черте что. На любое действие наверчена вся человеческая жизнь и мир вокруг. И действие вообще не главное. Важно, не «он двинул мне в рыло», а страх и боль, не «я вломил ему в ответ», а триумф и злоба.

В общем, полифония должна быть, это и в третьем лице необходимо, человек не на листе бумаги живет, а погруженный в мир по уши, сразу во многих слоях, а не на плоскости, и мысль и чувства в нем одновременно обо всем, наплывающие и сбивающиеся, диалог внутри погоды и новостного потока, детство внутри настоящего, обед внутри влюбленности, всё во всем. И непременно должны быть ружья, которые не стреляют, это придает миру объем, непредсказуемость, реалистичность.

Это я все о романе, но даже короткий пост в дайри хорош, когда он внелинеен. Собственно, посты в дайри ниачом, даже копипаста, гораздо точнее жизнь описывают, чем линейное описание собственных действий.

@темы: О книгах

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная