Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о книгах (список заголовков)
14:53 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Только куски за прошлую неделю, п.ч. за эту неделю я все на даче забыл. Пора возвращаться. Может быть, через неделю вернусь.

Понедельник, 18 августа


Зябко и сыро - жаль мне жаркого лета. Холодно, мокро, и на дачах уже осенняя тишина. Ни людей, ни птичьих голосов, только утки уже летают туда-сюда, собирают караваны.

В римской религии было такое понятие – Prodigium, необычное явление, странное или пугающее: говорящие животные, гром и молния при ясном небе – они служили предзнаменованием катастроф и войн. В последние годы Земля изошлась этими продигиумами, намёками - снег летом, неубойные мини-потопы по всему миру, сухие грозы, ледяной дождь, бури с градом, космос метеоритами кидается: "Шухер, братва, атас! Ауспиции в стопицотый раз неблагоприятны". Но всем похрен. А кому не всё равно, руками разводят: "А я что? А я ничего. Что я могу? Прости, отец, судьба такая".


@темы: Цитаты, Сны, О книгах, Картинки, Жизнь, Александр

15:03 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Воскресенье, 10 августа


Сегодня обещали огромную луну и не обманули. Сквозь облако, ясная - "как зеркальце у мертвых губ" (как-то так Галина Кузнецова в Грассе писала). Пятна двоятся и меняются – мужик с вязанкой хвороста, лунный заяц, тетка с коромыслом и Каин, бледный Каин с телом брата на плечах.

Пошел смотреть на луну поближе, сам чувствуя себя лунатиком и вспоминая Гумилева ("и вот, когда средь оргии победной, очнусь я, как лунатик бледный, испуганный в тиши своих путей, я вспоминаю, что, ненужный атом, я никогда не звал мужчину братом и не имел от женщины детей"). Невидимая шерсть на хребте встала дыбом.

В детстве мне нравилось подвывать вместе с собаками - чудное гипнотическое занятие, начинаешь в шутку, а потом затягивает, и внезапно понимаешь, что кто-то воет из тебя и лезет наверх.

Берегитесь ликантропии, это такая зараза.


@темы: Жизнь, Сны, О книгах, Цитаты

13:38 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Суббота, 19 июля

Сьюзан Зонтаг. Дневники:

- Мне все равно, что может выйти скверно. Единственный способ научиться писать - это писать.

- Дурацкая гордость, происходящая от чересчур длительного употребления высокой культуры.

- У меня понос рта и запор пишущей машинки.

- Несерьезно воспринимать дневник просто как приемник для частных, тайных мыслей... В дневнике я не просто выражаю себя более открыто, чем могла бы в личном общении; я создаю себя. Дневник - это локомотив моего самоощущения. В нем я предстаю эмоционально и духовно независимой.



@темы: Жизнь, О книгах, Политика, Сны, Цитаты

17:10 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Воскресенье, 6 июля

Такой нежный чистый закат, бледно-розовый. Потом загустел, словно в воду вливают кагор тонкой струёй.

Влетела большая ночная бабочка. Оливково-желтые крылья, климтовский узор на них из черных прямоугольников. Бражники могли бы быть очень симпатичными, если б не толстое волосатое брюхо.


@темы: Жизнь, О книгах, Политика, Сны, Цитаты

20:27 

Дачный дневник (часть 2)

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Понедельник, 30 июня

Тяжелый запах шиповника. Откуда-то тянет дымом с отчетливым запахом ладана. Наверно, яблоневые сучья жгут, они такие душистые.
Резко потеплело, но дует сильный ветер, и тревожно кричат вороны в разрез к радости.

Папоротник мог бы летать на своих упругих перистых крыльях, если бы раскинул их вширь, но нет: у него, похоже, другие задачи. То ли воронка граммофона, то ли слуховой рожок. Может быть, земля через них передает беззвучные приказы: «Эй там, наверху!», а потом слушает нас, как доктор Айболит. А может быть и не нас вовсе слушает – воронками папоротников, кратерами вулканов, - а ангельское пение в ярусах небесных хоров.
Ночью я слышал, как поворачивалась земля – глубокий, низкий звук, похожий на движенье тяжелого товарняка, но без ритмического стука коле, и на гулкий вой ветра. Не знаю, может и во сне слышал, а может наяву.


@темы: Жизнь, О книгах, Политика, Цитаты, Я такой нежный, нах мне это показывают?

16:55 

Дачный дневник (часть 1)

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Понедельник, 23 июня

Сумасшедшая погода. Лоскуты дождя, сшитые яростно солнечными узкими промежутками. Дождь принимался идти раз двадцать за день. Такое впечатление, что едет бесконечный караван туч и одна за другой над нашей дачей разгружается. Собаки не успевают ни вымокнуть, ни просохнуть.
А тучи устрашающие – одна висит на западе, от горизонта на полнеба – последний день Помпеи, а не туча, Бегемот как в Библии, с большой буквы, демонический Бегемот, с молниями в черном брюхе.

* * *
Смотрел передачу про Ахматову и Артура Лурье. Рафинированный эстет, арбитр элегантности Артур-Винцент-Перси Биши-Хосе Мария Лурье (имя в честь Шопенгауэра, Ван Гога, Шелли и Эредиа) на самом деле Наум из города Пропойска Могилёвской губернии. Шо ж эстетам так не везёт! Наверно, такого же типа, как Лурье, были Дягилев и Геннадий Шмаков (я как раз у Бродского про него недавно читал).

читать дальше

@темы: Жизнь, О книгах, Цитаты

14:44 

Куча всяких цитат о писательстве

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Бродский. Из книги С. Волков. Диалоги с Бродским
Сюзан Зонтаг как-то, помню, в разговоре сказала, что первая реакция человека перед лицом катастрофы примерно следующая: где произошла ошибка? Что следует предпринять, чтоб ситуацию эту под контроль взять? Чтоб она не повторилась? Но есть, говорит она, и другой вариант поведения: дать трагедии полный ход на себя, дать ей себя раздавить. Как говорят поляки, «подложиться». И ежели ты сможешь после этого встать на ноги – то встанешь уже другим человеком. То есть принцип Феникса, если угодно. Я часто эти слова Зонтаг вспоминаю.

Оден ложился в девять часов спать. Вот в это время подходить к нему было бессмысленно. Насколько я знаю, он всю жизнь соблюдал своеобразный режим. Вставал довольно рано и, я думаю, первый свой мартини выпивал примерно в полдень. Я его помню об это время – в одной руке рюмка, в другой – сигарета. После ланча Оден ложился спать. Просыпался, если не ошибаюсь, часа в три. И тогда начинался вечерний цикл.
СВ: При этом Оден был довольно-таки плодовит: стихи, критическая проза, пьесы…
ИБ: Я думаю, этот поэт потерял времени меньше, чем кто-либо. Он еще умудрялся невероятно много читать! То есть можно сказать, что вся жизнь Одена сводилась к сочинению, чтению и к мартини между.

При всем разнообразии жизненных обстоятельств автора, при всей их сложности и так далее, вариации эти куда более ограничены, нежели продукт творчества. У жизни просто меньше вариантов, чем у искусства, ибо материал последнего куда более гибок и неистощим. Нет ничего бездарней, чем рассматривать творчество как результат жизни, тех или иных обстоятельств. Поэт сочиняет из-за языка, а не из-за того, что «она ушла». У материала, которым поэт пользуется, своя собственная история – он, материал, если хотите, и есть история. И она зачастую с личной жизнью совершенно не совпадает, ибо – обогнала ее. Даже совершенно сознательно стремящийся быть реалистичным автор ежеминутно ловит себя, например, на том, что «стоп: это уже было сказано».


@темы: И на луну не голоси, Можно сделайт отлишни шушель, О книгах, Цитаты

18:09 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
16 июня, понедельник

День рождения Чижа, два года ему исполнилось, я его очень люблю, а он надрывает мне сердце, когда просится к Ольге на ручки, а не ко мне. Дрессировке не поддается, хотел я его выучить прыгать через обруч, так не скачет. Вырос парень, стал похрапывать, азартно облаивать чужаков, Боне еще делает формальные реверансы, но совсем его не слушается: лезет на его постель, в его миску. Правда, и таскается за ним, как поросенок за свинкой - был бы у Бони хвост подлиннее, Чиж бы его за хвост бы хватал и так и ходили бы паровозиком.



Еще штук десять фотографий Чижа и Бони



* * *
Сон. Еще один повторяющийся ландшафт. Измененный Арбат, уступами спускающийся к Смоленской площади, крутые спуски, длинные каменные и железные лестницы. Внизу поперек дороги - магазин "Табак" - туда врезаются разогнавшиеся велосипедисты и скейтбордисты. Я тоже туда захожу, там что-то старинное и очень дорогое, вроде лавки колониальных товаров, господа в котелках и перчатках нюхают сигары.

Выше - модный кабак в промышленном здании из красного кирпича, весь расписанный граффити, там знакомый марокканец предлагает мне покурить, но я покупаю у него абсент, и рядом сидим, я жгу сахар в абсент, а он крутит себе жгут на руке. Дом Андрея Белого ярко розовый и весь смят и скособочен, чтобы усидеть на крутом холме. Задворки театрального училища, глухая стена, грохочущие пожарные лестницы - на них курят, под ними обжимаются, им на головы летят пепел и окурки.



@темы: Цитаты, Сны, О книгах, Картинки, Жизнь

19:43 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
9 июня, понедельник

Мутная расплывшаяся луна вчера, туманы, сильный свежий ветер хаотично гоняет ароматы по всему саду. Слепой бы с ума сошел: пахнет жасмином, а наощупь - пион.


@темы: Жизнь, О книгах, Политика, Сны, Цитаты

15:53 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
2 июня, понедельник.

Нет, вчера не первый день лета. По-русски еще до лета 13 дней, а по-французски - 20.

Жарко, но ветрено, по всему саду звенят китайские колокольчики, которые мы с Ольгой сто лет назад развесили и забыли, где. Представляю, как звенят они зимой и поздней осенью под метелью и порывами шквального ветра, в пустоте, над сугробами, в глухой тишине на безлюдье. И только озябшие воробьи их звон слышат и Дикая Охота.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Политика, Цитаты

15:37 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
19 мая, понедельник

Сон. Польшу заполонили хатифнатты, стоят там столбиками по улицам, полям и лесам и испускают легкое электричество, шатаются и потрескивают. Мы смотрим на все это с другой стороны границы, местные рассказывают, что вроде бы в Кракове села летающая тарелка и оттуда они все повылезли, но никто ничего толком не знает, сунуться боятся. Там от хатифнаттов некуда ногу поставить, они стоят, искрят и тихонько завывают, неприятно, но границу не переходят. Кто-то палкой их пошурухал, раздвинул, шагнул - вроде ничего не произошло, но его сразу назад позвали. Мало ли чего. С польской стороны уже несколько дней ни одного человека не видно.

Второй сон, дополнительный. Мой шнурок от спортивных штанов (ну типа резинка в поясе) внезапно превратился в радио и стал хаотично передавать всякую поганую эстрадную музычку, новости и рекламу прямо из моих штанов - внезапно, без предупреждения. Последние времена, в общем, настали.


@темы: Цитаты, Сны, О книгах, Жизнь, Все было прекрасно и ничуть не больно

13:25 

Гонкуры о писательстве

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Страдание, мука, пытка — вот что такое творчество. Замысел, созидание — в этих двух словах заключен для писателя целый мир мучительных усилий, тоски, отчаяния. Из ничего, из того жалкого эмбриона, каким является первоначальный замысел произведения, создать punctum saliens 1 книги, заставить зародыш стать жизнью, вытащить из собственной головы одну за другой каждую фразу, характеры героев, интригу, завязку, весь этот созревший в вас живой мирок — роман, который теперь словно рвется наружу из вашего лона, — какой это неимоверный труд!


@темы: О книгах, Цитаты

13:20 

Милорад Павич. Роман как держава. Цитаты

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«Роман это государство, большое или маленькое. У него свои законы, свое население, своя валюта, имеющая или не имеющая хождения за пределами страны. У романа свои берега, свои границы, своя война, свой мир и свое время, не вписывающееся в систему измерения по Гринвичу. У него есть свой климат, своя высота над уровнем моря, свои низменности (участки ниже уровня моря) и свои соседи. У него есть своя экономика, хорошая или плохая, и он может или не может прокормить своих граждан. Роман, как и все государства в мире, имеет свой язык, который понятен или непонятен людям за его рубежами. У романа есть свой неизвестный солдат, свои голодные и свои сытые годы, свои бедные районы и свои житницы. Государство приходит в упадок, если в нем хорошо живут те, кто его разрушает, и плохо живут те, кто его укрепляет. То же самое происходит и с романом. У романа есть своя дипломатическая служба, есть экспорт и импорт. Если роману захочется улизнуть из своей страны, то для пересечения границы приходится хлопотать о множестве иностранных виз, так что далеко ему не уйти.


@темы: О книгах, Цитаты

20:36 

Дачный дневник и немножко дачных фотографий

Я не червонец, чтоб быть любезен всем


11 мая, воскресенье

Пока меня не было, ветки обросли листьями и плотно забили сквозное пространство. Теперь ничего вдаль не видно.

Закаты долгие, часа на три растягиваются, как полноценный спектакль. Прилетел шершень - огромный, с кулак ростом, постучался боками в стекло, я думал, он сейчас разгонится и пойдет на таран, но обошлось.


@темы: Жизнь, Картинки, О книгах, Цитаты

16:16 

Дачный дневник (все вперемешку)

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
14:31 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вчера Гоголя читал с середины и натолкнулся на великолепный "сад Плюшкина", прям мороз по коже:



Захотелось после этого еще пастернаковские пейзажи вспомнить - у него в "Живаге" они просто потрясающие, куда живее людей и философичнее отвлеченных рассуждений. Как-нибудь полистаю и найду.

@темы: О книгах, Цитаты

16:49 

Шекспиру 450 лет

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
изображение

Картинку увел здесь.

@темы: О книгах

01:03 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Маркес умер. Я его люблю, потому что он добрый.

@темы: О книгах

13:59 

Про кино и книжки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
13:43 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел Мечтателей Гилберта Адэра. – Не знаю, что хуже, эта книжка или бертолуччиевский фильм. Бертолуччи все щедро полил гламуром и какой-то морализаторской фигни добавил, типа «Смело к новой жизни». Адэр же унылый и скучный. В общем, фигня это все.

Смешно, что в книжке американец был дохленький и невинный, с крошечным членом, а искушенная Европа его совратила, сделала своей сексуальной игрушкой, а потом еще впутала в свои дурацкие революции и подставила под пулю. А в кино уже все по-другому - американец силен, тверд, он трахает Европу и учит ее как жить и с кем спать. Ну и разумеется, никакой дурацкой смерти от пули, просто он выбирает родину и отрясает прах старого мира с подошв, типа он познал Европу и пошел своим путем.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Православие

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная