• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о книгах (список заголовков)
20:36 

Дачный дневник и немножко дачных фотографий

Я не червонец, чтоб быть любезен всем


11 мая, воскресенье

Пока меня не было, ветки обросли листьями и плотно забили сквозное пространство. Теперь ничего вдаль не видно.

Закаты долгие, часа на три растягиваются, как полноценный спектакль. Прилетел шершень - огромный, с кулак ростом, постучался боками в стекло, я думал, он сейчас разгонится и пойдет на таран, но обошлось.


@темы: Жизнь, Картинки, О книгах, Цитаты

16:16 

Дачный дневник (все вперемешку)

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
14:31 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вчера Гоголя читал с середины и натолкнулся на великолепный "сад Плюшкина", прям мороз по коже:



Захотелось после этого еще пастернаковские пейзажи вспомнить - у него в "Живаге" они просто потрясающие, куда живее людей и философичнее отвлеченных рассуждений. Как-нибудь полистаю и найду.

@темы: О книгах, Цитаты

16:49 

Шекспиру 450 лет

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
изображение

Картинку увел здесь.

@темы: О книгах

01:03 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Маркес умер. Я его люблю, потому что он добрый.

@темы: О книгах

13:59 

Про кино и книжки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
13:43 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел Мечтателей Гилберта Адэра. – Не знаю, что хуже, эта книжка или бертолуччиевский фильм. Бертолуччи все щедро полил гламуром и какой-то морализаторской фигни добавил, типа «Смело к новой жизни». Адэр же унылый и скучный. В общем, фигня это все.

Смешно, что в книжке американец был дохленький и невинный, с крошечным членом, а искушенная Европа его совратила, сделала своей сексуальной игрушкой, а потом еще впутала в свои дурацкие революции и подставила под пулю. А в кино уже все по-другому - американец силен, тверд, он трахает Европу и учит ее как жить и с кем спать. Ну и разумеется, никакой дурацкой смерти от пули, просто он выбирает родину и отрясает прах старого мира с подошв, типа он познал Европу и пошел своим путем.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Православие

15:17 

Японец 18 века о России

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Утащено у митрича


Выдержки из очень интересной книги "Краткие вести о скитаниях в северных водах". Это первая книга японца о России. Ее автор провел почти десять лет в нашей стране в конце XVIII века. Он описывал все, что видел – от расстояния между фонарями до способа кастрации животных. Во время политики изоляции в Японии был принят закон, запрещающий запись, хранение и распространение любых сведений о других государствах. Существующие рукописи хранились в правительственных учреждениях и не публиковались. Впервые эта книга была опубликована в Японии 1937 году. В России книга вышла в 1978 году и стала библиографической редкостью.

"В русском алфавите 31 буква, все буквы имеют звук, но не имеют смысла. Соединенные вместе, несколько букв образуют одно слово, и только тут появляется смысл.


@темы: Цитаты, О книгах

18:39 

О ненависти к Богу, о страхе, потере веры, похоти

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
"Ненависть к Богу всегда наводит меня на мысль об одержимости. "И вошел в него Сатана" (в Иуду). Да, об одержимости, о безумье. Тогда как затаенный страх перед божественным, - это своего рода попытка объехать жизнь по кривой, словно прячась в узкую тень стены, от заливающего все света... Так спешат забиться поглубже несчастные животные, истерзанные жестокими детскими играми. Свирепое любопытство бесов, их чудовищное сочувствие человеку настолько загадочнее...


Бернанос. Дневник сельского священник

@темы: Цитаты, О книгах

12:01 

Дневник коллаборационистки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел тут военный дневник Лидии Осиповой, известный по словам "…Бомбят, а нам не страшно. Бомбы-то освободительные". Я люблю всякие дневники и воспоминания "с противной стороны". Эта тетка умная, честная, со странным, на мой взгляд, креном в башке - радостно ждала прихода немцев, потом радости поубавилось, но так с ними и уехала. Я вот тоже советскую власть очень не люблю и, если бы в то время жил, постарался бы границу переполозти, хоть в Монголию. Но иноземных захватчиков я не люблю еще больше, и это даже не на ментальном, а на физиологическом уровне. Так что бабу понимать не хочется.

Тем не менее, в дневнике много интересного, особенно сравнение немцев с испанцами из Голубой дивизии.


@темы: О книгах, Цитаты

16:27 

Аверинцев о стихотворной форме как музыке сфер

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
"Так называемая форма существует не для того, чтобы вмещать так называемое содержание, как сосуд вмещает содержимое, и не для того, чтобы отражать его, как зеркало отражает предмет. "Форма" контрапунктически спорит с "содержанием", дает ему противовес, в самом своем принципе содержательный; ибо "содержание" - это каждый раз человеческая жизнь, а "форма" - напоминание обо "всём", об "универсуме", о "Божьем мире"; "содержание" - это человеческий голос, а "форма" - все время наличный органный фон для этого голоса, "музыка сфер". Содержание той или иной строфы "Евгения Онегина" говорит о бессмысленности жизни героев и через это - о бессмысленности жизни автора, то есть каждый раз о своем, о частном; но архитектоника онегинской строфы говорит о целом, внушая убедительнее любого Гегеля, что das Wahre [истинное] - это das Ganze [целое (нем.). - Примеч. ред.]. Классическая форма - это как небо, которое Андрей Болконский видит над полем сражения при Аустерлице. Она не то чтобы утешает, по крайней мере, в тривиальном, переслащенном смысле; пожалуй, воздержимся даже и от слова "катарсис", как чересчур заезженного; она задает свою меру всеобщего, его контекст, - и тем выводит из тупика частного.

(Честно говоря, если я вижу в чем религиозную ценность пушкинской поэзии, так уж не столько в учтивом ответе владыке Филарету или в переложении преп. Ефрема Сирина, сколько в неуклонной верности контрапункту, в котором человеческому голосу, говорящему свое, страстное, недоброе, нестройное, отвечает что-то вроде хора сил небесных - через строфику, через отрешенную стройность ритма. Старые поэты - всё больше грешники, но вящий грех и притом непроходимая глупость - пытаться словить их поэзию на слове, потому что в ней-то всегда есть не только слово, но и тайный, потому что метасловесный, музыкальный ответ на слово; кто имеет уши, пусть слышит этот ответ, а кто не имеет, пусть воздерживается от чтения стихов. "А вот он, гад, сам сказал то и то! Вот где он проговорился!" Да, сказал, да, проговорился, - и ритм дал на все свой ответ. С некоторым преувеличением рискнем сказать, что когда мятеж и отчаяние выражают себя в такой безупречно дисциплинированной и притом живой форме, как у Пушкина, - это почти так, как когда псалом принимает вовнутрь своего пространства слова безумца, как известно, сказавшего: "несть Бог", - и тем преодолевает их.)"

Из статьи С. С. Аверинцева РИТМ КАК ТЕОДИЦЕЯ (Новый мир. - М., 2001. - № 2)

@темы: О книгах, Православие, Стихи, Цитаты

14:14 

Про викингов, сны, веник и отрезанную ногу Настасьи Филипповны

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Читаю для общего развития Старшую Эдду. Мне сестра загадывала кеннинги, когда мне лет семь было. Один я помню: "Лебедь крови змЕя ран". Разгадывалось так: лебедь крови = ворон, змей ран = меч, ворон мечей = воин. Я потом одно время разговаривал кеннингами.


@темы: Сны, О книгах, Жизнь

16:18 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Флобер рассказал: «События, фабула романа мне совершенно неинтересны. Когда я пишу роман, я стараюсь добиться оттенка, цвета. Например, в карфагенском романе я хочу создать нечто пурпурное. Ну, а все остальное, персонажи и сюжет, - это просто детали. В „Госпоже Бовари" я хотел только передать серый цвет, цвет плесени, в котором прозябают мокрицы. Фабула романа так мало занимала меня, что еще за несколько дней до того, как я приступил, госпожа Бовари была совсем иной - набожной и ярой старой девой, хотя в той же среде и при том же колорите. А потом я понял, что такой персонаж невозможен».

(Дневник братьев Гонкуров 17 марта 1861 г.)

@темы: О книгах, Цитаты

22:26 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Сейчас зачитываюсь Бернаносом. Восхищают меня очень умные французы, именно они, а не все целиком, у них особый - ясный, логичный, дисциплинированный ум, наверно, мне такого очень недостает. В общем, мне (со скифской кашей в голове) острый галльский смысл больше надобен, чем сумрачный германский гений.

Несколько цитат о грехе и зле

@темы: О книгах, Цитаты

23:29 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Интересно, как те, кто не верит в существование Шекспира, объясняют отзывы о нем современников? Всемирным заговором в стиле Фоменко, когда итальянские монахи бегают по Монголии и заставляют монголов заучивать Сокровенное сказание и отлавливают и мумифицируют египтян в сельджукском Египте (многие тысячи, п.ч. мумиями в свое время паровозы вместо угля топили)? Вот Бен Джонсон, в чьих пьесах Шекспир играл, написал поэму «Памяти моего горячо любимого великого автора мистера Уильяма Шекспира» («Он был не на годы — на все времена»). И вообще свидетельств современников дофига, включая королеву Елизавету и короля Иакова. Но вот внезапно в 19 веке викторианцам стало западло, что их национальный гений был сыном перчаточника, и пошло поехало.

Че-та меня это так бесит. (Это я не для дискуссий, просто внезапно прорвало).

@темы: Я такой нежный, нах мне это показывают?, О книгах

16:04 

Тарковский и умные цитаты.

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Умиляет, что Тарковский ругает все подряд - Воннегута, Акутагаву, Станиславского, всех современников, все кино, всех режиссеров, включая свои старые фильмы - все из-за страстного желания совершенства, я полагаю.

Про застой всегда очень тягостно читать - ритуальное унижение как обязательная часть благонадежности и успешной карьеры, например, как требуют испоганить собственную работу, потому что тупые приемщики ни хрена в ней не понимают и им надо показать, что они главнее и не зря хлеб с икрой жрут, а ты режь по живому. Тарковскийо еще был на удивление упрям: "не буду ничего менять, и всё, обойдетесь". А за границей ностальгия его мучила.

"Швейцария невероятно чистая, ухоженная страна, в которой хорошо тем, кто очень устал от суеты. Очень похожа на сумасшедший дом — тишина, вежливые сестры, улыбки…"

Еще мне нравится, что Тарковский совершенно по-подростковому книжки читал, выписки делал, очень хорошо, вот я сразу у него это все и передрал:


@темы: О кино, О книгах, Цитаты

23:04 

Из записных книжек Лидии Гинзбург

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«Главное, не теряйте отчаянья», — любил повторять Николай Николаевич Пунин.

Еще немножко

@темы: О книгах, Цитаты

14:18 

Лучшее из того, что посмотрел и прочитал за 2013 год

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Книжки: Еврипид "Ипполит", "Фаэтон"; Хуан Рульфо "Педро Парамо"; Акройд "Дом доктора Ди"; Петер Корнель "Комментарии к Раю"; Гай Давенпорт "Рассказы"; Михаил Гаспаров "Записи и выписки"; Рыбакова "Гнедич"; Евгений Водолазкин "Лавр"; Лена Элтанг "Побег куманики"; Иличевский "Орфики"

Фильмы: "Жюль и Джим" (Трюффо), "Вампир - сон Аллена Грея" (Дрейер), "Хрусталев, машину" (Герман), Антон тут рядом (Аркус), "День гнева" (Дрейер), "Ночь охотника" (Лоутон), "Любовь" (Ханеке), "Уайтчапель: жестокие тайны Лондона" (сериал), "Возвращение" (Звягинцев), "Европа" (Ларс фон Триер), "Уитнейл и я" (Робинсон),

@темы: О кино, О книгах

13:57 

Список книг

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
ЯНВАРЬ * ФЕВРАЛЬ * МАРТ * АПРЕЛЬ

ТУТ Я, ПОХОЖЕ, КУЧУ КНИЖЕК ПРОПУСТИЛ И ДАЛЬШЕ ТОЖЕ БУДЕТ С ПРОПУСКАМИ

МАЙ * ИЮНЬ * ИЮЛЬ * АВГУСТ

СЕНТЯБРЬ * ОКТЯБРЬ * НОЯБРЬ * ДЕКАБРЬ
запись создана: 08.01.2014 в 13:49

@темы: О книгах

02:01 

Самая трогательная фабула в мире

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Сюжет "Принца Фридриха Гомбургского" - один из самых волнующих и трогательных в мировой литературе, на мой взгляд. Никакие "Ромео и Джульетта" и рядом не стояли. Правда, дурь несусветная, но всё равно.

Краткое содержание трагедии


Меня все это ужасно трогает. Две цепочки: с одной стороны, мечты-легкомыслие-слабость-гордость-смирение и, с другой стороны, долг-закон-непреклонная жестокость-милосердие.

@темы: Все было прекрасно и ничуть не больно, О книгах

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная