• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о книгах (список заголовков)
14:44 

Куча всяких цитат о писательстве

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Бродский. Из книги С. Волков. Диалоги с Бродским
Сюзан Зонтаг как-то, помню, в разговоре сказала, что первая реакция человека перед лицом катастрофы примерно следующая: где произошла ошибка? Что следует предпринять, чтоб ситуацию эту под контроль взять? Чтоб она не повторилась? Но есть, говорит она, и другой вариант поведения: дать трагедии полный ход на себя, дать ей себя раздавить. Как говорят поляки, «подложиться». И ежели ты сможешь после этого встать на ноги – то встанешь уже другим человеком. То есть принцип Феникса, если угодно. Я часто эти слова Зонтаг вспоминаю.

Оден ложился в девять часов спать. Вот в это время подходить к нему было бессмысленно. Насколько я знаю, он всю жизнь соблюдал своеобразный режим. Вставал довольно рано и, я думаю, первый свой мартини выпивал примерно в полдень. Я его помню об это время – в одной руке рюмка, в другой – сигарета. После ланча Оден ложился спать. Просыпался, если не ошибаюсь, часа в три. И тогда начинался вечерний цикл.
СВ: При этом Оден был довольно-таки плодовит: стихи, критическая проза, пьесы…
ИБ: Я думаю, этот поэт потерял времени меньше, чем кто-либо. Он еще умудрялся невероятно много читать! То есть можно сказать, что вся жизнь Одена сводилась к сочинению, чтению и к мартини между.

При всем разнообразии жизненных обстоятельств автора, при всей их сложности и так далее, вариации эти куда более ограничены, нежели продукт творчества. У жизни просто меньше вариантов, чем у искусства, ибо материал последнего куда более гибок и неистощим. Нет ничего бездарней, чем рассматривать творчество как результат жизни, тех или иных обстоятельств. Поэт сочиняет из-за языка, а не из-за того, что «она ушла». У материала, которым поэт пользуется, своя собственная история – он, материал, если хотите, и есть история. И она зачастую с личной жизнью совершенно не совпадает, ибо – обогнала ее. Даже совершенно сознательно стремящийся быть реалистичным автор ежеминутно ловит себя, например, на том, что «стоп: это уже было сказано».


@темы: И на луну не голоси, Можно сделайт отлишни шушель, О книгах, Цитаты

18:09 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
16 июня, понедельник

День рождения Чижа, два года ему исполнилось, я его очень люблю, а он надрывает мне сердце, когда просится к Ольге на ручки, а не ко мне. Дрессировке не поддается, хотел я его выучить прыгать через обруч, так не скачет. Вырос парень, стал похрапывать, азартно облаивать чужаков, Боне еще делает формальные реверансы, но совсем его не слушается: лезет на его постель, в его миску. Правда, и таскается за ним, как поросенок за свинкой - был бы у Бони хвост подлиннее, Чиж бы его за хвост бы хватал и так и ходили бы паровозиком.



Еще штук десять фотографий Чижа и Бони



* * *
Сон. Еще один повторяющийся ландшафт. Измененный Арбат, уступами спускающийся к Смоленской площади, крутые спуски, длинные каменные и железные лестницы. Внизу поперек дороги - магазин "Табак" - туда врезаются разогнавшиеся велосипедисты и скейтбордисты. Я тоже туда захожу, там что-то старинное и очень дорогое, вроде лавки колониальных товаров, господа в котелках и перчатках нюхают сигары.

Выше - модный кабак в промышленном здании из красного кирпича, весь расписанный граффити, там знакомый марокканец предлагает мне покурить, но я покупаю у него абсент, и рядом сидим, я жгу сахар в абсент, а он крутит себе жгут на руке. Дом Андрея Белого ярко розовый и весь смят и скособочен, чтобы усидеть на крутом холме. Задворки театрального училища, глухая стена, грохочущие пожарные лестницы - на них курят, под ними обжимаются, им на головы летят пепел и окурки.



@темы: Цитаты, Сны, О книгах, Картинки, Жизнь

19:43 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
9 июня, понедельник

Мутная расплывшаяся луна вчера, туманы, сильный свежий ветер хаотично гоняет ароматы по всему саду. Слепой бы с ума сошел: пахнет жасмином, а наощупь - пион.


@темы: Жизнь, О книгах, Политика, Сны, Цитаты

15:53 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
2 июня, понедельник.

Нет, вчера не первый день лета. По-русски еще до лета 13 дней, а по-французски - 20.

Жарко, но ветрено, по всему саду звенят китайские колокольчики, которые мы с Ольгой сто лет назад развесили и забыли, где. Представляю, как звенят они зимой и поздней осенью под метелью и порывами шквального ветра, в пустоте, над сугробами, в глухой тишине на безлюдье. И только озябшие воробьи их звон слышат и Дикая Охота.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Политика, Цитаты

15:37 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
19 мая, понедельник

Сон. Польшу заполонили хатифнатты, стоят там столбиками по улицам, полям и лесам и испускают легкое электричество, шатаются и потрескивают. Мы смотрим на все это с другой стороны границы, местные рассказывают, что вроде бы в Кракове села летающая тарелка и оттуда они все повылезли, но никто ничего толком не знает, сунуться боятся. Там от хатифнаттов некуда ногу поставить, они стоят, искрят и тихонько завывают, неприятно, но границу не переходят. Кто-то палкой их пошурухал, раздвинул, шагнул - вроде ничего не произошло, но его сразу назад позвали. Мало ли чего. С польской стороны уже несколько дней ни одного человека не видно.

Второй сон, дополнительный. Мой шнурок от спортивных штанов (ну типа резинка в поясе) внезапно превратился в радио и стал хаотично передавать всякую поганую эстрадную музычку, новости и рекламу прямо из моих штанов - внезапно, без предупреждения. Последние времена, в общем, настали.


@темы: Цитаты, Сны, О книгах, Жизнь, Все было прекрасно и ничуть не больно

13:25 

Гонкуры о писательстве

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Страдание, мука, пытка — вот что такое творчество. Замысел, созидание — в этих двух словах заключен для писателя целый мир мучительных усилий, тоски, отчаяния. Из ничего, из того жалкого эмбриона, каким является первоначальный замысел произведения, создать punctum saliens 1 книги, заставить зародыш стать жизнью, вытащить из собственной головы одну за другой каждую фразу, характеры героев, интригу, завязку, весь этот созревший в вас живой мирок — роман, который теперь словно рвется наружу из вашего лона, — какой это неимоверный труд!


@темы: О книгах, Цитаты

13:20 

Милорад Павич. Роман как держава. Цитаты

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
«Роман это государство, большое или маленькое. У него свои законы, свое население, своя валюта, имеющая или не имеющая хождения за пределами страны. У романа свои берега, свои границы, своя война, свой мир и свое время, не вписывающееся в систему измерения по Гринвичу. У него есть свой климат, своя высота над уровнем моря, свои низменности (участки ниже уровня моря) и свои соседи. У него есть своя экономика, хорошая или плохая, и он может или не может прокормить своих граждан. Роман, как и все государства в мире, имеет свой язык, который понятен или непонятен людям за его рубежами. У романа есть свой неизвестный солдат, свои голодные и свои сытые годы, свои бедные районы и свои житницы. Государство приходит в упадок, если в нем хорошо живут те, кто его разрушает, и плохо живут те, кто его укрепляет. То же самое происходит и с романом. У романа есть своя дипломатическая служба, есть экспорт и импорт. Если роману захочется улизнуть из своей страны, то для пересечения границы приходится хлопотать о множестве иностранных виз, так что далеко ему не уйти.


@темы: О книгах, Цитаты

20:36 

Дачный дневник и немножко дачных фотографий

Я не червонец, чтоб быть любезен всем


11 мая, воскресенье

Пока меня не было, ветки обросли листьями и плотно забили сквозное пространство. Теперь ничего вдаль не видно.

Закаты долгие, часа на три растягиваются, как полноценный спектакль. Прилетел шершень - огромный, с кулак ростом, постучался боками в стекло, я думал, он сейчас разгонится и пойдет на таран, но обошлось.


@темы: Жизнь, Картинки, О книгах, Цитаты

16:16 

Дачный дневник (все вперемешку)

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
14:31 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вчера Гоголя читал с середины и натолкнулся на великолепный "сад Плюшкина", прям мороз по коже:



Захотелось после этого еще пастернаковские пейзажи вспомнить - у него в "Живаге" они просто потрясающие, куда живее людей и философичнее отвлеченных рассуждений. Как-нибудь полистаю и найду.

@темы: О книгах, Цитаты

16:49 

Шекспиру 450 лет

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
изображение

Картинку увел здесь.

@темы: О книгах

01:03 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Маркес умер. Я его люблю, потому что он добрый.

@темы: О книгах

13:59 

Про кино и книжки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
13:43 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел Мечтателей Гилберта Адэра. – Не знаю, что хуже, эта книжка или бертолуччиевский фильм. Бертолуччи все щедро полил гламуром и какой-то морализаторской фигни добавил, типа «Смело к новой жизни». Адэр же унылый и скучный. В общем, фигня это все.

Смешно, что в книжке американец был дохленький и невинный, с крошечным членом, а искушенная Европа его совратила, сделала своей сексуальной игрушкой, а потом еще впутала в свои дурацкие революции и подставила под пулю. А в кино уже все по-другому - американец силен, тверд, он трахает Европу и учит ее как жить и с кем спать. Ну и разумеется, никакой дурацкой смерти от пули, просто он выбирает родину и отрясает прах старого мира с подошв, типа он познал Европу и пошел своим путем.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Православие

15:17 

Японец 18 века о России

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Утащено у митрича


Выдержки из очень интересной книги "Краткие вести о скитаниях в северных водах". Это первая книга японца о России. Ее автор провел почти десять лет в нашей стране в конце XVIII века. Он описывал все, что видел – от расстояния между фонарями до способа кастрации животных. Во время политики изоляции в Японии был принят закон, запрещающий запись, хранение и распространение любых сведений о других государствах. Существующие рукописи хранились в правительственных учреждениях и не публиковались. Впервые эта книга была опубликована в Японии 1937 году. В России книга вышла в 1978 году и стала библиографической редкостью.

"В русском алфавите 31 буква, все буквы имеют звук, но не имеют смысла. Соединенные вместе, несколько букв образуют одно слово, и только тут появляется смысл.


@темы: Цитаты, О книгах

18:39 

О ненависти к Богу, о страхе, потере веры, похоти

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
"Ненависть к Богу всегда наводит меня на мысль об одержимости. "И вошел в него Сатана" (в Иуду). Да, об одержимости, о безумье. Тогда как затаенный страх перед божественным, - это своего рода попытка объехать жизнь по кривой, словно прячась в узкую тень стены, от заливающего все света... Так спешат забиться поглубже несчастные животные, истерзанные жестокими детскими играми. Свирепое любопытство бесов, их чудовищное сочувствие человеку настолько загадочнее...


Бернанос. Дневник сельского священник

@темы: Цитаты, О книгах

12:01 

Дневник коллаборационистки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел тут военный дневник Лидии Осиповой, известный по словам "…Бомбят, а нам не страшно. Бомбы-то освободительные". Я люблю всякие дневники и воспоминания "с противной стороны". Эта тетка умная, честная, со странным, на мой взгляд, креном в башке - радостно ждала прихода немцев, потом радости поубавилось, но так с ними и уехала. Я вот тоже советскую власть очень не люблю и, если бы в то время жил, постарался бы границу переполозти, хоть в Монголию. Но иноземных захватчиков я не люблю еще больше, и это даже не на ментальном, а на физиологическом уровне. Так что бабу понимать не хочется.

Тем не менее, в дневнике много интересного, особенно сравнение немцев с испанцами из Голубой дивизии.


@темы: О книгах, Цитаты

16:27 

Аверинцев о стихотворной форме как музыке сфер

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
"Так называемая форма существует не для того, чтобы вмещать так называемое содержание, как сосуд вмещает содержимое, и не для того, чтобы отражать его, как зеркало отражает предмет. "Форма" контрапунктически спорит с "содержанием", дает ему противовес, в самом своем принципе содержательный; ибо "содержание" - это каждый раз человеческая жизнь, а "форма" - напоминание обо "всём", об "универсуме", о "Божьем мире"; "содержание" - это человеческий голос, а "форма" - все время наличный органный фон для этого голоса, "музыка сфер". Содержание той или иной строфы "Евгения Онегина" говорит о бессмысленности жизни героев и через это - о бессмысленности жизни автора, то есть каждый раз о своем, о частном; но архитектоника онегинской строфы говорит о целом, внушая убедительнее любого Гегеля, что das Wahre [истинное] - это das Ganze [целое (нем.). - Примеч. ред.]. Классическая форма - это как небо, которое Андрей Болконский видит над полем сражения при Аустерлице. Она не то чтобы утешает, по крайней мере, в тривиальном, переслащенном смысле; пожалуй, воздержимся даже и от слова "катарсис", как чересчур заезженного; она задает свою меру всеобщего, его контекст, - и тем выводит из тупика частного.

(Честно говоря, если я вижу в чем религиозную ценность пушкинской поэзии, так уж не столько в учтивом ответе владыке Филарету или в переложении преп. Ефрема Сирина, сколько в неуклонной верности контрапункту, в котором человеческому голосу, говорящему свое, страстное, недоброе, нестройное, отвечает что-то вроде хора сил небесных - через строфику, через отрешенную стройность ритма. Старые поэты - всё больше грешники, но вящий грех и притом непроходимая глупость - пытаться словить их поэзию на слове, потому что в ней-то всегда есть не только слово, но и тайный, потому что метасловесный, музыкальный ответ на слово; кто имеет уши, пусть слышит этот ответ, а кто не имеет, пусть воздерживается от чтения стихов. "А вот он, гад, сам сказал то и то! Вот где он проговорился!" Да, сказал, да, проговорился, - и ритм дал на все свой ответ. С некоторым преувеличением рискнем сказать, что когда мятеж и отчаяние выражают себя в такой безупречно дисциплинированной и притом живой форме, как у Пушкина, - это почти так, как когда псалом принимает вовнутрь своего пространства слова безумца, как известно, сказавшего: "несть Бог", - и тем преодолевает их.)"

Из статьи С. С. Аверинцева РИТМ КАК ТЕОДИЦЕЯ (Новый мир. - М., 2001. - № 2)

@темы: О книгах, Православие, Стихи, Цитаты

14:14 

Про викингов, сны, веник и отрезанную ногу Настасьи Филипповны

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Читаю для общего развития Старшую Эдду. Мне сестра загадывала кеннинги, когда мне лет семь было. Один я помню: "Лебедь крови змЕя ран". Разгадывалось так: лебедь крови = ворон, змей ран = меч, ворон мечей = воин. Я потом одно время разговаривал кеннингами.


@темы: Сны, О книгах, Жизнь

16:18 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Флобер рассказал: «События, фабула романа мне совершенно неинтересны. Когда я пишу роман, я стараюсь добиться оттенка, цвета. Например, в карфагенском романе я хочу создать нечто пурпурное. Ну, а все остальное, персонажи и сюжет, - это просто детали. В „Госпоже Бовари" я хотел только передать серый цвет, цвет плесени, в котором прозябают мокрицы. Фабула романа так мало занимала меня, что еще за несколько дней до того, как я приступил, госпожа Бовари была совсем иной - набожной и ярой старой девой, хотя в той же среде и при том же колорите. А потом я понял, что такой персонаж невозможен».

(Дневник братьев Гонкуров 17 марта 1861 г.)

@темы: О книгах, Цитаты

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная