Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о книгах (список заголовков)
21:14 

Дачный дневник (за две недели сразу)

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
13 июня, суббота


Многие деревья сейчас в носиках-вертолетиках (в детстве мы их так называли. Руки к ним тянутся, но обрывать - смысла нет: я до того одичал, что некому даже нос носиком прищемить.

Увидел закат из электрички - равнина, далекий-далекий горизонт, и солнце как узкий раскаленный брусок лежит на земле, бруснично красное.



@темы: Цитаты, Сны, Православие, О моей книжке, О книгах, Жизнь

15:43 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
6 июня, суббота


Москва дивно украшена облаками.

В электричке на минуту заснул и сразу увидел стремительный сон, что в соседнем вагоне везут кашалота. И я то из окна пытаюсь разглядеть на повороте, что же там - и из окон торчит совершенно не кашалотский красный плавник, то коробейники из того вагона входят в наш - помятые, мокрые, почему-то измазанные горчицей. Наконец, любопытство гонит меня посмотреть - сквозь стекло двери вижу, что вагон кашалотом заполнен весь, и кашалот так плотно утрамбован, что видна только бесформенная пористая серая масса, расплющенная о стекло.

Так это было реалистично, что проснувшись, я засомневался, сон ли это. И на выходе, сам на себя ругаясь, заглянул в тот вагон. Пара цыганских девчонок поставленным голосами поет про маму под гармошку. Никакого кашалота.

На дачу попадаю фиолетовой врубелевской ночью. Холодно, пар изо рта. Грозные фантасмагорические стога сирени и сугробы калины, как остывающие фейерверки.



@темы: Цитаты, Стихи, Сны, О моей книжке, О книгах, Жизнь

15:21 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
31 мая, воскресенье


День Святой Троицы.

Шел к станции: укладывают асфальт прямо на газон лопатами, каток, асфальт ядовито дымится, гаражи за проволочным забором - пейзаж по виду где-то 50-х гг., времен бериевской амнистии: ржавое железо, пьяные мужики в треньках и майках-алкоголичках, собаки, валяющиеся на пригреве как дохлые, а за этим всем в небе - небоскребы Москвы-сити. К забору прикручена фанера, на ней ярко-красным написано "Явь!" Явь расплывается в миазмах горячего асфальта.

Круглая луна на еще светлом небе - печать на голубом, еще нераскрытом конверте. Я отвык от луны. Сейчас никак не мог поверить, что это она так ярко освещает все вокруг, а не фонарь. Холодный оловянный свет, четкие тени.

Пугающее изобилие цветов. Калина-бульдонеж пополам перегнулась от тяжести снежных шаров. Впечатление даже болезненное. За три дня сирень завяла в стакане. Прелестно пахнет - как мимоза.

Сильный ветер на улице гуляет со свистом, пользуясь тем, что ночью его никто не видит, таскает деревья за волосы - так и до поножовщины недалеко. По серо-буро-малиновому небу сломя голову куда-то несутся облака. Соловьи молчат. Луну расплющило.


@темы: Александр, Жизнь, О книгах, О моей книжке, Православие, Сны, Цитаты

01:01 

Василий Голованов о Махно и Гражданской войне

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Василий Голованов. Махно

В годы юности, когда я порой ощущал себя мухой, завязшей в смоле, – из-за невыносимой неподвижности окружающего мира, словно бы остановившегося времени, словно бы омертвевшего языка и навеки застывшего казарменного пейзажа за окном, – в воображении моем стал появляться образ. Это был образ отряда, нарушающего мертвенный покой времени, разбивающего его, взламывающего его огненной энергией взрыва. Я видел так: блестит река. Разбрызгивая сверкающую на солнце воду, ее переходят кони. Люди верхами. Широкие спины, потные, вылинявшие гимнастерки, ремни портупей, сабли, винтовки. С грохотом скатываясь с кручи, к реке спускаются тачанки. Одновременно голова колонны выходит на противоположный берег. Виден одинокий всадник, над головой которого полощется черное знамя.
Это отряд Махно.

Ложь Системы была слишком самоуверенной, слишком наглой. Зло ее казалось абсолютным и незыблемым, поэтому бунт против нее казался естественным и, возможно, единственным способом сохранить самоуважение и чувство собственного достоинства. По сравнению с заплесневелой бумажной жизнью Системы, жизнь переходящего реку отряда казалась мне чрезвычайно подлинной, подлиннее окружающей бредовой реальности – хотя нас с отрядом разделяло непреодолимое время. Я чувствовал: эти люди полны силы и отваги. В их руках настоящее оружие. А главное – в них есть решимость, перед которой, я знал, Система не устояла бы. Ее надменные чиновники валялись бы в пыли у конских копыт, лживо вымаливая прощение, их трусливые, жестокие стражи разбежались бы, их наглые слуги предали бы их. Это было бы торжество справедливости. Кратковременное, быть может, но торжество. Собственно говоря, торжество не может и не должно слишком затягиваться.


@темы: История, О книгах, Цитаты

00:53 

Немножко цитат о Белинском, Островском и Бабеле

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Пьецух. Низкий жанр. Рассуждения о писателях.

О Белинском:

Больше всего на свете он любил комнатные растения и никого так не опасался, как пьяных мастеровых.

Положим, под окнами играет музыкант-итальянец из 3-го Подьяческого переулка, дочь Зинаида ревмя ревет, Мария Васильевна обсуждает с соседкой манеры генеральши, обитающей в бельэтаже, свояченица Аграфена под шумок учит сына Владимира площадным словам, пришла кухарка и требует задержанное жалованье, а Виссарион Григорьевич стоит за конторкой в халате на белой атласной подкладке, с пунцовыми разводами, купленном в Париже, и знай себе исписывает страничку за страничкой, которые складываются в неаккуратную стопку на правом углу конторки, да еще время от времени переспросит:
— Ну и что генеральша?..


@темы: О книгах, Цитаты

14:43 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
23 мая, суббота


Я вернулся на дачу, По Чижу соскучился. В Москве цветет миндаль, сакура, сирень. Все чудные запахи после дождя, особенно тополя с клейкими достоевскими листочками. Трава уже такая большая выросла, что ее уже косят. И опять запахи, жалобно и горько пахнут срезанные ноги одуванчиков.

Возвращался на дачу на закате: огромные туманные облака, сквозь них - медные румяные лучи. И так все это было прекрасно, особенно когда в ушах задыхающаяся скрипка Яши Хейфеца. На железном заборе вдоль дороги написано "Колян RIP. Вечная память"

Потом я выключил плеер, вынул наушники и оказался прямо в центре настраивающегося оркестра - птицы пробовали голоса, пытаясь общими усилиями исполнить соловьиную партию: один бархатным горлом говорил чок-чок-чок, другой раскатывал на языке трель чр-р-р-р, третий драматично и низко повторял чувы-чувы. Но все равно не хватало чего-то, чтобы получился соловей. Другие звуки тоже вливались в симфонию. Сперва под влажной русалочьей березой солировала псина, монотонный заунывный лай, морда в шрамах, одно ухо торчком, другое висит, как сломанное. Потом - птичья репетиция оркестра вышла на первый план. Потом пролетела электричка. Потом, когда я шел мимо пруда, накрыла волна лягушачьего кваканья - голоса у них словно сквозь заложенные уши, призрачные.

И тут село солнце и пруд выпустил наружу холод со дна. У меня сразу нос онемел. И экзистенциальная заброшенность и бездомность – как всегда, когда темно, дорога и холод.

Вечер приходит, поля голубеют, земля сиротеет.
Кто мне поможет воды зачерпнуть из криницы глубокой?
Нет у меня ничего, я все растерял по дороге.
День провожаю, звезду встречаю. Дай мне напиться.
Дверь отвори мне, выйди, возьми у меня, что хочешь -
Свет вечерний, ковш кленовый, траву подорожник.
А.Тарковский


Кружится голова. Шатаюсь как матрос, который попал из открытого моря в Неаполь. Встречные машины пугливо разбегаются передо мной.


@темы: Все было прекрасно и ничуть не больно, Жизнь, Картинки, О книгах, Стихи

17:31 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
16 мая, суббота.


Очень похолодало, ливень день и ночь, даже когда я на улицу выхожу. Злой ветер. Трава под водой, как водоросли, такая нежная, промытая, русалок бы туда пустить, на зеленые подводные луга.

Тяжелые веки. Луплюсь на белый свет, как филин.

Святую деву Пелагию сожгли в медном быке. Тело ее расплавилось и превратилось в миро, наполнив благоуханием весь город. А кости ее охраняли львы.


@темы: Жизнь, Картинки, О книгах, Сны, Стихи, Цитаты

21:20 

Дачный дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
А вот еще яблоня:





10 мая 2015 года


Еще сыро, в канавах - болото, вишни уже цветут, но еще совсем по-юному, бутоны еще в кулак сжаты.

Вспоминал, как вчера на параде самолеты летали на фоне великолепных облаков и туч. Белые лебеди. И про то как в Париже под Триумфальной аркой у Лувра я увидел приближающееся звено истребителей, потом прямо над головой пролетели бомбардировщики, и еще, еще. "Москву бомбить!" - вот что я подумал изо всех сил, а не про их фиговый парад в день взятия Бастилии. А на следующий день на параде посмеялся над зуавами в тапочках и с топорами.

Дача - всегда возможность начать новую правильную жизнь. Попробую.


@темы: Жизнь, И на луну не голоси, О кино, О книгах

14:49 

Про Есенина

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Про Есенина у Быкова понравилось. Тут у меня с ним вкусы сходятся. Больше всего у Есенина я люблю «Пугачева» и лет в 16 знал его наизусть, да и сейчас могу здоровенными кусками цитировать. Чумаков, Бурнов и Творогов перед предательством – какой восторг! Во всем видна избыточная щедрость таланта.

А мой самый близкий друг, который сразу после школы загремел в дурку и очень редко оттуда появляется, знал наизусть «Страну негодяев», и я тоже проникся Чекистовым и Номахом, Платовым и Щербатовым и вальсом «Невозвратное время». На мой взгляд, «Страна негодяев» сильнее всех пьес Маяковского.

«Где то хрипло и нехотя кукарекнет петух, в рваные ноздри пылью чихнет околица, и все дальше, все дальше, встревоживши сонный луг, бежит колокольчик, пока за горой не расколется. Боже мой! Неужели пришла пора? Неужель под душой так же падаешь, как под ношей? А казалось, казалось еще вчера… Дорогие мои… дорогие… хор рошие…»

Мой бедный сумасшедший друг рассказывал, что эти слова Пугачева «Дорогие мои, хорошие» - так Антонов кричал, когда ему свои руки крутили. Не знаю, откуда он это взял. На самом деле Антонов с братом отстреливались от чекистов до последнего патрона и были убиты в перестрелке. Должно быть, легенда, как про Колчака, который пел «Гори, гори, моя звезда» на байкальском льду перед расстрелом. Пусть так и будет.

@темы: О книгах

15:46 

Филологическо-дилетантское

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
ДМИТРИЙ БЫКОВ. АНГЕЛЫ И ДЕМОНЫ МИХАИЛА ЛЕРМОНТОВА.

С Быковым у меня такая фигня. Он типа указывает на что-то пальцем и говорит: «Смотрите, какой веселый бурундук», я внимательно смотрю и вижу там мрачного крокодила. Ну где бурундук, где? Вот и с Лермонтовым также.

Вот он что увидел в "Морской Царевне":

Быков: Стихотворение, «самое трагическое во всей его лирике, может быть трактовано на двух разных уровнях. Первый – самый простой – это та самая любовная удача, которая сопровождает и Лермонтова, и всех его любимых героев на путях. Это неотразимость сознающей себя силы, неотразимость путаницы, которую этот человек вносит в чужую жизнь, неотразимость его неприкаянности, его абсолютно бесцельных, даром растрачиваемых способностей – всего того, что женщина так любит, понимая, что этот человек не может принадлежать ей до конца. Вот она любовная удача и вот то, чем она оборачивается, потому что вытаскиваешь-то ты чаще всего на берег «чудо морское с зеленым хвостом», с которым теперь непонятно как жить.
Вторая: Мне кажется, здесь поймана та глубочайшая сущность искусства, которая сначала соблазняет своей младой главой, синими глазами, перлами брызг – чем угодно, а потом оказывается вот этим страшным морским чудовищем, которое губит тебя целиком или гибнет вместе с тобой. Ведь, в сущности, что он вытаскивает из воды? То, что его соблазняет, то, что манит, то, чем он хотел бы обладать и обладает в результате.»


Я: Ну блин, я тут вижу на первом уровне как мужик не ценит влюбленную женщину и губит ее, выставляя на смех (печоринско-лермонтовские развлечения – с Сушковой он приблизительно так и поступил), а потом погубитель еще и всласть страдает, типа он теперь сирота - это любимый лермонтовский сюжет. На втором уровне – что любовь в глазах «света» превращается в чудовище и умирает (тоже полно параллелей в других стихах, одна из любимых тем). На третьем, что вообще все сакральное не следует тащить из глубины на публику, профанация - останешься с неведомой фигней вместо Божьего дара.

И так постоянно.

Быков: «мы переживаем сегодня 1848–1849 годы, эпоху зарубежных революций, глубочайшего внутреннего застоя»

Я: - На мой взгляд, как раз за рубежом сейчас застой, уже вполне маразматический, все идеи провалены и превращены в свою противоположность, а новых не возникает, с нашей же стороны как раз движуха, попытка нового мирового передела.

Быков: «Герой с фамилией – «ский» очень редко бывает удачлив и положителен. Он всегда немного Бельский, Вольский, что-то в нем немного не так. Хорошие герои кончаются на – ИН – это герои такие, враждебные человечеству и злобные, и на – ОВ – это герои добрые и симпатичные. Это такие варианты, как Левин, Каренин, а Вронский… вот что-то в нем все-таки не то, что-то в нем не наше, да? А вот Нехлюдов – он совсем хороший»

Я: - Блин, ну в чём Левин враждебен человечеству и чем он хуже Нехлюдова. И почему Вронский – не то, а Каренин – самое то? Вопрошаю возмущенно, п.ч. у меня Вронский на пару с Печориным – любимые герои.

Быков: «Сентиментальность и жестокость – русские добродетели».

Я: - Да ну?

Тем не менее, у Быкова много интересных замечаний, которые включают мозги.

Ну и к спору о «Прощай, немытая Россия».

@темы: О книгах

00:37 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Замечательный проект "Прожито" - дневники 20 века. Огромная благодарность not a cookie за информацию и участие в этой работе.

@темы: О книгах

12:52 

Немножко о кастратах

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочитал тут интересную и толковую книжку - Пьер Барбье. "История кастратов". Это в основном об итальянских певцах. Автор, кстати, заметно тоскует по тем временам, и мечтает, что когда-нибудь мы все же услышим ангельское пение кастратов (ну типа спешно начинать учить пению мальчиков, которые перенесли такую операцию чисто по медицинским показателям). И вот пук выписок:

- Да и как нам понять отношение к кастрации, раз ни один из великих кастратов не поделился с нами своими подлинными чувствами? Считал ли он сам произведенную над ним операцию личной трагедией? Не бывала ли эта операция порой оправдана призванием или «природой», для которых традиционное различение мужского и женского оказывалось неважно? Мы ведь знаем, что кастраты Карестини и Салимбени, например, просто хохотали, если кто-то им сочувствовал, — но были эти двое правилом или исключением?



P.S. Кстати, до России кастраты тоже добирались: греческий кастрат Мануил перебрался в Россию и основал в Смоленске певческую школу. Когда в 1136 или 1137 году в Смоленске была основана епископская кафедра, этот же грек Мануил ее возглавил.

@темы: О книгах, Цитаты

15:33 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
День рождения я провел, читая "Восточную политику Александра Македонского". Не самый плохой вариант. (Праздновали на Вербное). Закончил еще маленький кусок, сегодня или завтра, может, выложу. А мне на день рождения планшет подарили, очень милый, я его сам выбирал. Я на него скачал хороший редактор и теперь смогу на даче дальше править и книжку свою и летом выкладывать. Правда, все равно по выходным - не хочу интернет на даче, ну его.

ПРО КНИЖКИ

ПРО КИНО

О БЕЛОГВАРДЕЙСКИХ ТЕРАКТАХ

@темы: О моей книжке, О книгах, О кино, Жизнь, Белое дело

21:49 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Волнующий сон снился про очень глубокую яму в земле. Она была рядом с домом, множество людей ходило рядом, и я тоже, по сто раз на дню ее перепрыгивал, обходил, в последний момент отдергивал ногу. Туда постоянно кто-то падал, но это воспринималось как судьба. Если яму закрыть или поставить какие-то ограждения, она это сжирала и расширялась, от этого только хуже становилось. Так что нужно было просто принимать ее, как данность.

Мой дом еще примечательный – черная избушка, окна из земли, но внутри очень милая, светлая, стильная, на окне яблоки, кошка, герани. Прежде это был дом Марьи Тимофеевны Лебядкиной, а мне по наследству достался (типа она моя бабушка, что ли). Рядом же – обычные городские многоэтажки, типовая школа, а дом между школьным забором и шоссе, на маленьком пустыре в тополях, где люди с собаками гуляют и бомжи водку пьют. А мой домик вроде бы и на дороге, но в стороне, забор с обеих сторон в лопухах, крапиве, и какие-то плотные заросли. Посторонние ко мне не лезут, дурная слава, что ли, и яма эта как раз между мной и пустырем…

И ко мне ходят в гости некие мамлеевские персонажи, то ли оккультисты, то ли юродивые, тетки какие-то в русском стиле со звенящими голосами (вроде как у Смольяниновой), которые про яму мне много чего объясняют. Собственно, они не ко мне, а всегда здесь, у Марьи Тимофеевны собирались. Мне не мешают, устраиваются во дворе, на керосинке чайник греют, я с ними иногда пью, не прогоняю, разговоры слушаю, они все очень ласковые, приятные такие, пьющие фаталисты-пофигисты, что мне близко, но оккультистов я и во сне опасаюсь.

В последний раз я привычно прыгнул через яму и чуть не сорвался, кто-то мне руку протянул в последний момент. Объяснили, что ночью «она бомжей наловила» и стала шире – поэтому мой давно привычный, рассчитанный прыжок уже не годится.

Очень странное впечатление от сна. Вроде бы мне это все и нравится, особый уют, но параллельно – страх оттого, что все не так, как выглядит, все умышленно, придумано, чтобы меня уловить, какая-то сложная многоходовочка, хитрый план, где задействованы даже герань и бомжи. Но я жалел, когда проснулся: сладкий кошмар, хотелось до конца досмотреть, ради чего это всё.

* * *

А у нас внезапно - ураган. Вышли с Чижом гулять и нас чуть не смело. Как на палубе коробля в шторм в Северном Ледовитом. Даже свет луны сдувало в сторону. Холод лютый.

* * *

ПРО КНИЖКИ И ФИЛЬМЫ

@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны

14:09 

Разные цитаты из "Прощания с Нарциссом" Гольдштейна

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
14:07 

Продолжаю про Литучёбу

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Юрген Вольф. ЛИТЕРАТУРНЫЙ МАСТЕР-КЛАСС.
Предыдущая книжка Вольфа мне совсем не понравилась, а эта – неожиданно неплохая. Он цитирует умных людей и по делу (подбор, правда, странный. Стефани Майер рядом с Чеховым в качестве эксперта.) Первая часть дурацкая – о замысле и идее; на мой взгляд, тем, кто не знает, о чём писать, лучший совет – не мучить себя и клавиатуру. Вторая часть – самая толковая. Даже дурацкие упражнения в конце каждой главы, где обычно что-то вроде: «Напишите имена десяти людей, которые мешают вашему творчеству» (тьху на них), здесь - полезная памятка для редактуры, попробую использовать. Третья часть – фигня, о том, как пристраивать книжку и соответствовать требованьям рынка. Для начинающих мечтателей полезно было бы узнать, что средний доход писателя в США – 10 тыс. в год, в Макдональдсе больше заработаешь.

Вот что мне показалось полезным. Выписки.

@темы: О книгах

14:21 

Про все сразу

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
У Чижа – психоз, боится подниматься по лестнице. Съеживается на лестничной площадке, потом, решившись, стрелой, пластаясь и путаясь в собственных ногах, взлетает на пролет и там опять забивается в угол, набирается решимости еще один пролет преодолеть. Или, пав духом, на цыпочках пытается сойти вниз. На третьем этаже обычно его силы иссякают, он забивается в угол, я его тяну за собой, а он упирается, хватается за коврики, за ступеньки, как обезьянка, глаза в ужасе таращит, морда несчастная. Ношу его на руках наверх, что поделать? Сердце колотится. А вниз он сходит, как ни в чем не бывало.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны

16:47 

Смесь

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Пустынная ночами Сретенка, тени от кованой решетки на чеховском доме, лубочные веселые человечки, ресторан «Простые удовольствия», ангел с трубой, сталинская угрюмость «Литературки», детские впечатления о ней – «тут работают злые люди», парикмахерская, в окнах которой не современные мордахи, а Ава Гарднер и Марлен Дитрих, сквозные подворотни, портрет архитектора Леонидова на стене дома рядом с церковью Успения в Печатниках, должно быть, хороший был архитектор... Видны облака, горсть звезд и веет теплый ветер. Неужто и вправду весна?

И с утра - солнце и тепло.


@темы: О книгах, О кино, Жизнь

22:38 

СПИСОК ПРОЧИТАННЫХ КНИГ, 2015 год

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
ЯНВАРЬ


ФЕВРАЛЬ


МАРТ


АПРЕЛЬ


80-83. ЗЛОТНИКОВ. ГЕНЕРАЛ-АДМИРАЛ, 1 - 4 книги

Перечитывал, дурью маялся.

84. СКС. РЕЖИМ БОГА. – 3/10

Про попаданца в СССР, пока историю не правит, а только себе бабло и профиты хомячит. И опять, сцуко, поет! И заставляет Сенчину петь песни Наташи Королевой. За што? При социализме и так не сладко жилось. Но в этих книжках основной кайф - предлог помечатать, что бы ты сам там наворотил.

85. ИОГАННЕС ФОН ГЮНТЕР. ЖИЗНЬ НА ВОСТОЧНОМ ВЕТРУ. ВОСПОМИНАНИЯ О СЕРЕБРЯНОМ ВЕКЕ. – 6/10

Глуповатый лифляндец, который достал всех - от Блока до Мейерхольда. Никто из наших о нем ни одного хорошего слова не сказал. Нахрапистый, нахальный мужик, страшный сплетник и бездарь, судя по всему. Но он переводил русских поэтов на немецкий и всячески их популяризировал. Врет много, в основном о том, как все его ценили, хвалили и уважали. Раздражает меня сангвиническим немецким самодовольством. Но эта книжка – один из важных источников по Серебряному веку, так что прочел для порядка. Ничего нового не узнал. Одна Вилькина порадовала (актриса из блоковско-кузминского круга) и ее характеристика Блока как павиана. Раньше не встречалось.
запись создана: 04.01.2015 в 12:33

@темы: О книгах

18:08 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Прочел сейчас для общего развития методичку протестных акций - 198 МЕТОДОВ НЕНАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. Че-та ржу, дивные сценки представляю в стиле Беккета и Ионеско.

Итак, в знак протеста против нарушения прав фантомных микроцефалов-зоофилов и в поддержку межвидовых инцестуальных браков следует производить следующие действия:


@темы: Можно сделайт отлишни шушель, О книгах, Политика

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная