Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о кино (список заголовков)
14:39 

№ 31. Про Трампа и прочую фигню

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Чет у меня откат после всех лечений Чижа, кризис воли и тоска. Сегодня весенний день, с утра солнце было, все мокрое, небо в темных весенних тучах.

У меня Черное море грехов, но вот зависти немного. Люблю видеть, когда людям хорошо, особенно, когда мне самому плохо - меня это утешает и обнадеживает. И вообще люблю смотреть на чужое счастье. Вот вчера глянул на эту вашу инаугурацию (идею подала милая НеллиС - обидно будет пропустить, если Трампа пристрелят в прямом эфире), и прям умилился и разулыбался на взволнованность и радость президентской семейки. Женщины в его семье роскошные, одеты очень мило, и, кажется, все дружны между собой. И внезапно проникся добрыми чувствами к Мишель Обаме - вроде незлая тетка, простая, особенно по контрасту с Хилари.

От Трампа я ничего не жду, с чего бы ему нам делать хорошо? Тут я убежденный фаталист: что будет, то и будет - кисмет. Но вот на Хилари смотреть было приятно (в Черном море моих грехов злорадства и мстительности дофига).

читать дальше

@темы: Политика, О книгах, О кино, Если дело дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все

16:29 

№ 23. Стихи и остальное.

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Много снега, еще чистого, изрытого ногами, глубокого. Все это похоже на ворох белых роз. (Не успел написать, он уже растаял).

* * *

Понравился стих Армена Асрияна, очень близко, мандельштамовское по духу:

Я еще успеваю заметить что все же не зря
мы сидели за этим столом и вино и окурки
дело впрочем не в них просто стены угрюмой конурки
переходят прогнувшись в занозистый борт корабля
говори я не буду мешать говори о чуме
о застолье о том что бессмысленно все и нелепо
виноградные хрупкие звезды багровое небо
и морскую щемящую соль неожиданно мне
проступившие скоро и ты различишь не перечь
рассуждая о гибели очень всерьез и пространно
после легкой заминки внезапно переходя на
холодящую губы колючую звездную речь
мы уже возвращаемся в свой незапамятный дом
в чернолаковый мир крутобедрой аттической чаши
и все так же сидим только чуть веселее и старше
в керамических позах за краснофигурным столом.

И еще два хороших стиха

Про кино и книжки

@темы: Цитаты, Стихи, О книгах, О кино

17:45 

№ 20. Гена - гестаповец и прочая фигня.

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Ночью нападало много снега. Когда я вышел из метро, словно в кино попал, свет софитов, блестки с неба валятся, все тихо, игрушечно, только мелодии музыкальной шкатулки не хватает или "Спокойной ночи, малыши". И никого нет. Никого, кроме меня на съемочную площадку не пустили.

Сон, где крокодил Гена был гестаповцем и пытал молодого католического священника за какую-то фигню, типа постоянного употребления слова "кушать" в проповедях. Со священником мы сидели на подоконнике, болтая ногами, по лестнице загрохотали немцы, и я предложил ему покончить с собой. Он отказался, а я выпрыгнул из окна с черте какого этажа, но не разбился, потому что старательно растопыривал плащ в падении, и, хромая, ушел по переулкам. А потом я заблудился в районе Трокадеро и устроился спать в парке. Была там и прекрасная подпольщица, можно предположить, что Шапокляк. Она торговала эдельвейсами (чтобы они дольше сохраняли свежесть, держала их в корзине с лягушками).

Про кино

@темы: Жизнь, О кино, Сны

14:44 

№ 17. Кино и книжки

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
КУРТИЗАНКА АКОЯ (пытка Акоя с помощью кото), театр Кабуки, реж. Бандо Тамасабуро, 2007 - 8/10

Допрос пленной куртизанки. Злой судья с красной мордой, которым управляют два черных человека (должно быть, его страшные пороки) хочет узнать, куда скрылся ее возлюбленный, и угрожает пыткой. Судья же, чистый сердцем, с белой печальной мордой, предлагает пытать ее с помощью музыкальных инструментов: он спрашивает, она играет в ответ, а он определяет по звуку, насколько она правдива и благородна. "Звуки кото, подобные водопаду, становятся для Акоя водной пыткой, струны сямисена - дыбой, а кокю со смычком - луком и стрелами".

Куртизанка, упакованная в павлина и много еще чего, очень хороша (хотя это старый мужик) и изображает трепет дрожанием висюлек на головном уборе. Понравилось, как она играла, сперва очень медитативно, потом очень драматично, старые красивые пальцы в кривых наперстках, на лице только глаза моргают, висюльки трясутся, павлин на животе суровый.

Все очень непривычно и неожиданно, удивило, что все это было максимально сдержанно (я ожидал скачков и воплей). Глаза радуются, уши терпят, приспособились. Порадовал комментарий русского зрителя: "Хуй знает, что это, но это охуенно". Полностью присоединяюсь к данному оратору, захватывающее зрелище.




@темы: О книгах, О кино

17:35 

№ 10.

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Свежевыпавший снег неправдоподобно яркий и ровный. На детской площадке - как туго натянутый холст, а на нем тени деревьев (черно-белый Поллок) и тени качелей (черно-белый Кандинский). Пока ни одного следа, кроме наших с Чижом, будто не в центре Москвы живем, а где-нибудь в Антарктиде. А потом прошел монах с рюкзаком, широко шагая, что-то распевая. Я не расслышал что, но думаю: "Аллилуйя".

Холод. -26, на Рождество грозят до -35. Я заболел. Ну прям совсем хреново, все болит – уши, зубы, кости, голова, горло, че там еще есть, из носа и глаз течет, бросает то в жар, то в холод, чихаю, как сволочь. Чиж смотрит, говорит: «Вот жеж морда плебейская. Вспомни, как я эстетично и трогательно страдал, какими трагическими очами смотрел. А ты хрюкаешь да сипишь - тьфу».

САНАТОРИЙ ПОД КЛЕПСИДРОЙ/Sanatorium pod klepsydra. Польша, 1973, реж. Войцех Хас.
Славянский сюрреализм. В каждом кадре множество интересных и, как я понимаю, значимых деталей, но их невозможно все рассмотреть. Очаровательные сумасшедшие интерьеры. Отель из "Сияния" по сравнению с этим - лузер. Лучше всего - художники и декораторы, а сценарий - по Бруно Шульцу - скучный, у него и книжки такие.

@темы: Жизнь, О кино

14:19 

№ 4. Про 1 января

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Когда я проснулся, на улице было темно. Москва за окном, как старая декорация, все мертво, пусто и свет погашен. Стадия нигредо. Почернение, смерть материи. Другие стадии - альбедо и рубедо - побеление и покраснение.

Снилась какая-то надоевшая компьютерная игра, простенькая, только я сам шел по лабиринту, пытаясь найти короткий путь, а когда сворачивал не туда, резиновая лента оттягивала меня в самое начало пути.


@темы: Жизнь, Сны, Цитаты, О книгах, О кино

20:50 

О книжках и фильмах

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
13:38 

Монголы сняли фильм об Унгерне

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Монгольская киностудия “Сэмүүн” завершила работу над фильмом о легендарном бароне Унгерне фон Штернберге. Он называется “Зөвхөн намайг үхсэний дараа” - “Только после моей смерти”.



Фрагменты перевода


P.S. Фигня, походу, зато монголы настоящие.

@темы: Белое дело, О кино

19:30 

Разное с песнями, украинцами, бегемотом, сестрой Пушкина и Панчо Вильей

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Лунного снега опять намело - острого, как осколки елочных игрушек - битая луна, растолчённые в порошок звезды. И хрустит так же. К ночи завьюжило. Хорошо, что дома жарко топят. Но после полуночи в невидимые щели просунулись невидимые ледяные руки и стали хватать меня за пятки и за шею. Чиж сразу изобразил танец семи покрывал, не любит он холода, надевает свитер, шарф, выходит на улицу, пять минут на тройной скорости - и к подъезду. А на снегу - его следы с шикарным росчерком (мопсы загребают лапами),

Я сегодня пил морковный сок - реально вкусно. И детство выползает из подсознания, как ослик за морковкой. А вообще, я все еще сыт Колиным днем рождения. "Какой обед нам подавали, каким вином нас угощали". Меня все тянуло на стол - плясать канкан между бутылок.


Cкачать Сцена опьянения Периколы из бесплатно на pleer.com


@темы: Сны, О кино, Музыка, Жизнь, Le zapoj, Цитаты

15:48 

Городской дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Ничего хорошего не происходит, ни хрена не пишется, просто отчет, чтобы от дневника не отвыкать.

2 декабря, четверг


Сегодня я был в Ашане. Ежегодная вылазка за подарками на дни рождения и Новый год и за всем необходимым на год. Рюкзак и огромную сумку набил вещами - там зубная паста и гуталин, смородиновый джем и маска на глаза, чтобы спать днем, наушники и носки, багет с кунжутом и резиновая куриная нога для Чижа, чехол для планшета и коровье ухо, маленький вертеп и календарь, миндальные пирожные и красное вино, черно-красно-белый шарф и рюмка для коньяка. А еще я себе елочку купил, маленькую, ростом в локоть.

Видел в метро девушку в рыжей куртке, красной юбке в пол, в волкошапке с ушками, с рюкзаком и с деревянной клюкой. Застыл столбом, потому что прям Лиса Патрикеевна Ларионова с Гончаровой.



@темы: О книгах, О кино, Картинки, Жизнь

22:53 

Городской дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Почему-то жду от декабря хорошего. Ноябрь был предателем, изменил осени, стал зимой. Это было нечестно и жестоко. Декабрь будет честнее.

Так холодно и чисто, что на небе можно разглядеть щепотку соленых льдистых звезд. Гуляем с Чижом, как по погосту: там, под снегом, - мертвые бархатцы и трава в летаргии. Смотрим снаружи, из холода и тьмы, на горящие окна. Чиж жалобно поджимает лапы. Ни души вокруг, но снег весь в следах человечьих, собачьих и птичьих, а ведь только что был как чистая страница.

В подъезде наткнулись на пьяного и смущенного дворника-таджика. Должно быть, у него здесь тайная возлюбленная, к которой он пробирается после полуночи. Я за него рад, он симпатичный, здоровенный, как Тамерлан, вполне может и с гаремом в сто голов управиться.

Ночное кино разочаровало - в последних сериях "Мастеров ужасов" никого не зарубили, не замуровали, не съели и даже не утопили. Где суровый реализм, а?

Курил у окна, поглаживая папоротник за ушком. А кто-то наверняка теперь смотрел снаружи, из холода и тьмы, на меня.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны, Стихи

15:56 

Про книжки и фильмы

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
18:43 

Городской дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Туман сегодня, или я слепну помаленьку. Тоска, где-то себя потерял. Опять мутные забытые сны (от этого еще более тревожно) или бессонница или какие-то онейрические бестолковые пустяки, и опять кто-то шепчет на ухо дурные советы.

Трава под снегом кажется зеленее и моложе, чем была, а дворы кажутся меньше – как заставленная вещами комната. Небо темнее земли. Бархатцы чернеют под снегом. Че-то я прям в отчаянии от приближения зимы, обреченность на холод - мертвый ли, раненый - снег хоронит всех, горсть за горстью на запрокинутое лицо.

Что-то мерно и неприятно капает на карниз, как ледяная вода на выбритое темя. Весь передергиваюсь. Глянул в зеркало - правый глаз наполовину кровью залит, как у вампира. Уж и не знаю, чего он ночью насмотрелся.

* * *

Пишут, что вернейший признак бедности - прогрессирующая рациональность. Я, походу, богач.

Оказывается, танцами лечили от разных заболеваний. Я приблизительно умею плясать тарантеллу (от укуса тарантула), но мне она ни к чему. Мне бы научиться ритонде (от головокружений) и паване (на всякий случай - от ночных кошмаров). Ну чо, заглянул в интернет - ритонду не нашел, а павана простецкая, научился, вот только она сама чем-то похожа на кошмар – торжественная странность, нечеловеческая замедленность, как непонятный ритуал.

Говорят, наша галактика движется по направлению к Веге. Очень хорошо. Вперед и с Бродским:

«Запрягай же, жизнь моя сестра,
в бричку яблонь серую. Пора!
По проселкам, перелескам, гатям,
за семь верст некрашеных и вод,
к станции, туда, где небосвод
заколочен досками, покатим.
Ну, пошел же! Шляпу придержи
да под хвост не опускай вожжи.
Эх, целуйся, сталкивайся лбами!
То не в церковь белую к венцу —
прямо к света нашего концу,
точно в рощу вместе за грибами.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны, Стихи

17:05 

Городской дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Три сна:
1. Ленин яростно дерет щеки зубной щеткой, остаются черные гуталиновые полосы. Следующий этап – он берет топор и выбегает за дверь с ревом.

2. Темно-синий силуэт ангела над городом, Останкинкая башня ему по ухо. Понурый, плечи и крылья опущены. В какой-то момент начинаю думать, что это не ангел, а ворона или пингвин, потому что появляется раскрытый жадный клюв и, как гром, раскатами, доносятся искаженные хриплые птичьи крики.

3. Мутно. Будто бы мы с отцом (неизвестный мне мужик на самом деле) на мосту. Мост вздрагивает, погибает разом много народу, какую-то девчонку мы спасаем. «Отец» гордо и радостно смеется, как в американском кино, расправив плечи, смотрит на солнце. Я чую: не к добру, неправильно это. И тут же – смерть отца. Тип смерти вообще непонятен – что-то быстрое, стремительное, с грохотом и ударной волной. Я думаю: это потому что он смеялся неправильно. Хочу его спасти – для этого надо скользнуть в какую-то наклонную трубу, девчонка туда проскакивает, а от отца ничего не осталось, и я не знаю, что делать. В записи есть еще что-то неразборчивое, что не могу расшифровать и вспомнить: типа, «бел. всплеск подним. черн.» Кажется, что-то жуткое.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны

19:32 

Городской дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Страшный ножевой ветер, яростно синее небо, торопливое, округлое фаянсовое облачко торопится убраться подальше. Я ужасно боюсь, как бы Чиж не простудился, но в результате это я оказался слабым звеном. Утром проснулся - горло будто перерезано, не поговорить, не спеть.

Ага, на следующий день и Чиж бедный заболел, бродим по дому, как два пьяных дурака, шатаемся. Я чай пью ведрами, а Чиж закутывается в пледы, как мумия, которая хочет полежать спокойно пару тыщ лет.


@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны, Цитаты

14:38 

Городской дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Листья вдруг заговорили – сухие, звонкие, капли по ним сверху, как по барабану. Надо узнать, на каких семи холмах Москва стоит. Я как раз на горе живу с текучей Неглинкой под ногами, и потому меня продувает на семи ветрах и укачивает на воде.

Ходил смотреть на черного великана в Даевом (там время от времени на стене его силуэт черным пятном проступает, и призрак шляется, впрочем, безобидный. Пятна нет (недавно все реставрировали), а призрак, вроде, был, правда, не особо крупный - видали мы лилипутов и покрупнее. Чиж упирался и не хотел в ту сторону идти.

+ + +

Сон про женщину из параллельного мира.

@темы: Жизнь, О кино, О книгах, Сны, Цитаты

20:23 

Городской дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
У места, где я живу, довольно мрачная история: Сухаревка, одна из самых мрачных толкучек, где торговали краденым с 1812 года, «на грош пятаков»; разрушенная башня, Соломонова печать, замурованная в ее стене, чернокнижник Яков Брюс, который до сих пор призраком ходит, его механическая девица-голем, огненный дракон и гробовая крышка на Красных воротах; Чистые пруды (Поганая лужа изначально, одни говорят, потому что туда сваливали трупы, другие – потому что здесь жили иностранцы, третьи – что жило в озерце чудище поганое, которое детей утаскивало под воду, пока пруд Меншиков не вычистил), Костянский (переулок на Костях – сюда сваливали кости с боен на Мясницкой), черный великан из Даева переулка, Склиф (Странноприимный шереметевский дом), подземная Неглинка течет (Лужков однажды внезапно заявил, что в ней живут десятисантиметровые водоплавающие белые тараканы, рассказал, как они прыгали в воду у него из рук), призраки на Мясницкой («денюжки мои денюжки»), прямая дорога на Лубянку, Трубная с нищетой, кабаками и публичными домами, «Ад» и «Преисподняя» (подвалы в доме Внукова под разгульным и мрачным трактиром «Крым»; здесь готовилось цареубийство, Каракозов с приятелями пил за успех безнадежного дела, а теперь на этом месте – гы-ы – Парламентский центр России), а во время похорон Сталина в конце Рождественского бульвара и на Трубной площади, в самой низине между холмами, была самая страшная давка, и Бог весть, сколько людей там за один день погибло.

Но все не так страшно. Церкви и монастыри кругом, они защищают. На самом деле, даже уютно.


@темы: Все было прекрасно и ничуть не больно, Жизнь, О кино, О книгах, Сны

13:34 

Городской дневник

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Забытый поутру сон. Там было все в узорах, похожих на стрекозиные крылья и прожилки листьев. Витражи в этом стиле, занавески. А еще был берег северного моря с ярко красным мхом на камнях.

* * *

Первыми опадают лимонные листья – круглые - как зеркальца, длинные - как рыбы.

На загаженной поляне, где обычно пасутся тысячи грязных сизарей, теперь только один - выпотрошенный, с изнанки на удивление белоснежный, ватный, пух повсюду разбросан - трапеза кота Ингленда с черной повязкой на глазу. Он следит за нами с Чижом и вдруг бросает голубя, подходит к нам и садится на дороге, вся борода в налипшем пуху и перьях - Чиж вызывает странный интерес у котов, кажется, они принимают его за кошку.

Плакучий куст звенит воробьями - взбесившаяся ажурная музыкальная шкатулка, "Моцарт в птичьем гаме". Сотня птиц под опущенными ветками - пионерский митинг без учителей, сердитые и нежные детские голоса. Время от времени оттуда выпинывают то одного, то другого матерящегося взъерошенного воробья.


@темы: О книгах, Сны, О кино, Жизнь

14:20 

Про кино

Я не червонец, чтоб быть любезен всем

@темы: О кино

12:56 

Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Натолкнулся на очень актуальный стишок Лесьмяна, прям вот самое то:

"Замигали веки в пыльном облаке, неизвестно
кто и мигал, только не человек.
Голова покатилась по лугу в поисках шеи, ну прямо как
дыня из ладони на ярмарке.
Яр, грабитель, задышал украденной грудью.
Ива зацепила ухо, человечьим ухом заслушала.
Глаза, раскиданные, тлеют кто где:
один жужжит в паутине, второй заснул в муравейнике.
Одна нога пляшет на опушке леса, вторая
волочится коленом по хлебному полю.
А та рука, что взнеслась в пустоту над дорогой,
перекрестила неизвестно кого."


Так и живём.

+ + +

Я голову себе сломал, придумывая элегантный дворцовый заговор. Прочитал кучу всего, повспоминал - и зачем? Выяснил, что все заговоры сводятся к тому, что вламываются к царю и тычут его мечами. Все хитроумие и тонкость интриги: "А давай убьем императора?" - "А давай!"

Про кино:


@темы: О кино, Жизнь, Стихи

ДНЕВНИК ПОД РАКИТОВЫМ КУСТОМ

главная